Туарег проблемы: Проблемы Туарегов NF/FL Дизель и Бензин — Лаборатория Диагностики

Содержание

Фольксваген Туарег - проблемы, слабые места

1. Немецкий внедорожник далеко не блещет надежностью деталей подвески, виной чему отчасти становятся и наши дороги. Слабыми местами здесь принято считать наконечники рулевых тяг, рычаги и шаровые опоры. Компоненты пневматической системы управления подвеской также довольно нежные и склонные к поломкам детали. Распространенное явление — быстрый износ уплотнителей клапанов компрессора, лишающий немецкий джип возможности регулировки клиренса и прочих прелестей пневматики.

2. Любителям агрессивного стиля езды стоит аккуратней пользоваться педалью тормоза, так как диски тормозной системы можно перегреть и искривить. Такой дефект порой обнаруживал себя даже на машинах с небольшим пробегом. Характерной особенностью кривых дисков являются удары в руль при резком и долгом торможении.

3. Управлять «Туарегом» не так легко, как может показаться на первый взгляд. Очень большую роль играют настройки пневматической подвески и режим работы коробки передач, которые и определяют поведение тяжелого внедорожника на дороге. Не редко можно услышать жалобы на необходимость подруливаний, большие крены кузова в поворотах и жесткость при проезде небольших неровностей дороги.

4. В салоне, который на первый взгляд отделан высококачественными материалами, во время езды, особенно по неровной дороге, тишину нарушают сверчки и различные постукивания. Хотя явление это не повсеместное и встречается не на всех машинах. Немного не дотягивает до уровня автомобиля и шумоизоляция, что также отрицательно сказывается на общих ощущениях комфорта.

5. Электроника — еще одно слабое место VW Touareg. Мелкие некритичные поломки, наподобие отказа стеклоподъемника, обогрева зеркал, проблем с центральным замком, частое явление немецкого джипа. Возможны неполадки датчиков парковки из-за попадания в них влаги, поломка электропривода дворников и замерзание дверных замков.

6. Автоматические коробки передач могут омрачать поездки рывками в момент смены скоростей, что обычно можно устранить пепрошивкой электронного блока управления. В кругах владельцев бытует мнение, что ранние проблемы с АКПП напрямую связаны с тем, что производитель не рекомендует менять трансмиссионное масло.

7. На машинах с пробегом более 100 000 км возможны проблемы с передним редуктором, в то время как задний редуктор имеет более длительный срок службы.

8. В целом надежное лакокрасочное покрытие автомобиля при сколах может отлетать и повреждать лак. Местами возможно отслаивание лака или вздутие.

9. На бензиновых шестицилиндровых моторах слабыми местами считаются основной бензонасос и цепной привод ГРМ, у дизельных двигателей возможны проблемы с ремнем привода вспомогательных агрегатов.

Диагностика и ремонт двигателей R5 2.5 TDI

Ремонт двигателя R5 2,5TDI

Еще одним типом моторов объемом два с половиной литра является рядный пятицилиндровый двигатель. Устанавливался он в основном на коммерческие автомобили Фольксваген T5, но более широкую известность приобрел с появлением Фольксваген Туарег. Двигатель R5 TDI обладает высоким КПД и топливной экономичностью — ведь это то, что нужно для коммерческого автомобиля. Конечно мощности для внедорожника не так много, но 174 сил вполне достаточно для уверенной езды как в городском потоке, так и на трассе. Расход топлива — чуть больше 10 литров на 100 км, а выбросы CO2: меньше 300 г/км.

Бытует мнение, что новый трехлитровый мотор значительно совершеннее, чем 2,5 TDI. Безусловно, он намного сложнее технически и за счет системы Common Rail имеет более высокий КПД и лучшую динамическую характеристику. Но если рассматривать аспект надёжности, мотор с насос-форсунками является более неприхотливым, чем упомянутый 3,0 TDI.

Основное количество проблем, связанных с этим мотором, происходит при некачественном и несвоевременном техобслуживании, а также несвоевременной заменой деталей и узлов, указанных в регламенте обслуживания этого мотора.

К примеру, несвоевременная замена помпы и упущение этого момента (гарантия на авто к такому пробегу заканчивается) приводит к ухудшению параметров моторного масла, сильному износу механизма газораспределения и поршневых колец. В следствии этого, значительно снижается ресурс двигателя и возникает необходимость в серьёзных дополнительных вложениях в автомобиль.

Замечательный пример несвоевременного обслуживания: износ распредвала (слева на фото), помпы (справа), прошедшей 160 тысяч километров и компенсаторов. Взгляните на уплотнительные кольца — они давно пришли в негодность. По регламенту помпу необходимо менять на 120 тысячах.

На двигателе R5 TDI внимание следует уделять тандем-насосу и резиновые уплотнения на насос-форсунках. Они требуют периодического обслуживания, необходимость в котором можно определить по работе двигателя. Из-за упущения этих моментов возникают проблемы более глобального масштаба. Кстати, тандем-насос нового образца (после рестайлинга) идет уже с железной прокладкой, а не резиновой и не требует обслуживания.

В итоге, наши рекомендации по обслуживанию мотора R5 TDI, не будут отличаются от других дизельных двигателей. Основное правило — соблюдение всех регламентов, использование оригинальных запчастей и масляный сервис каждые 7,5-8 тысяч километров. Новые масла «лонглайф» — это лишь маркетинговый ход и соблюдение экологических требований, предписывающих увеличивать срок замены масла. Мы рекомендуем проверенное оригинальное моторное масло VAG Special Plus SAE 5W-40 для дизельных двигателей.

VW Touareg. Типичные неисправности АКПП

Автомобиль Volkswagen Touareg, восьмиступенчатая коробка передач TR81SN.
Мотор V-образный, шестицилиндровый, TDI.
АКПП производства Японии:
Эта автоматическая коробка передач является продолжением линейки АКПП для автомобилей с высоким крутящим моментом, предыдущая версия была 6-ти ступенчатой и называлась TR60SN.

В японской печати коробка передач TR81SN была названа "неубиваемой", даже подчёркивалось, что "эта трансмиссия спроектирована "привычно неубиваемой" - как и все коробки передач компании AISIN". Ну, такие заявления нам тоже "привычно понятны" - маркетинг есть маркетинг.

Однако, как показала ремонтная практика российской компании ATG (Москва, ул. Кантемировская, д. 59 А http://www.at-g.ru/ ), Производителю "есть ещё над чем поработать": такие АКПП в ремонт попадают нередко.

На фото ниже показана "типичная неисправность" автоматической коробки передач предыдущей разработки TR60SN, которая является "типично неубиваемой".


Неисправность возникла вследствии выхода из строя втулки, которая центрирует планетарный ряд относительно вала.

Приблизительно такая же втулка есть и на коробке следующего поколения TR81SN. На фото ниже эта втулка с этой коробки передач.


Ничего необычного и примечательного, правда?
Однако именно из-за неё и могут возникнуть "проблемы ого-го".

Как уже говорилось: "Втулка призвана центрировать планетарный ряд относительно вала". Но в случае её износа центровка изменяется, ряд относительно "короны" начинает работать неправильно: он смещается и зубья начинают друг друга "грызть".

В результате этого происходит "выкрашивание" зубьев или, даже, их "выламывание" - что и показано на фото выше на примере коробки передач TR60SN.

Кроме этого, если неисправность запущена,что может происходить ещё дополнительно:
- выламывание шестерёнок планетарного механизма
- выход из строя всего планетарного ряда
- планетарный ряд "тянет" за собой "корону" и "солнышко"

Короче, получается эдакий "хороший букет неисправностей":
- в результате этого начинает нарезаться стружка, которая забивает масляный фильтр, в результате чего общая смазка коробки передач уменьшается существенно
- масляный насос не может прокачивать систему смазки, в том числе и фильтр, который забит продуктами износа планетарного ряда.

В результате всего этого износ коробки начинает происходить стремительно, и достаточно километров десять пробега (или меньше), чтобы коробка передач вышла из строя полностью, и тогда ремонт будет заключаться в замене практически всех деталей АКПП, что по стоимости будет составлять весьма внушительную сумму.


На фото: останется только корпус АКПП, в котором придётся менять практически всё.

Как неисправность ощущается владельцем автомобиля
- машина начинает "буксовать" при переключении с 1 на 2, со 2 на 3 скорости и так далее
- тахометр в этот момент резко подбрасывает вверх (передача скоростей происходит с разрывом мощности)

И ещё раз об основном если суммировать:
- передача переключается, машина "буксует", а стрелка тахометра в этот момент резко уходит вверх

Может возникнуть ошибка: "Некорректное переключение передачи".
Этот код неисправности может провоцировать самая мелкая стружка, которая даже после фильтра может попасть в гидравлическую панель к золотникам, где зазоры очень и очень маленькие и измеряются в микронах.

Стоит помнить, что эта ошибка может относиться и к другим неисправностям, о которых будет рассказано в последующих статьях.

Причины возникновения неисправности.
- некачественная смазка (жидкость ATF), залитая в коробку при проведении ТО, проще говоря "поддельная, не отвечающая требованиям Производителя
- манера езды водителя: постоянные резкие старты со светофора, привычка "обогнать всех и навсегда", движение, когда дроссель открыт на полную (вы наверняка видели таких "шумахеров", они всегда стартуют со светофоров первыми и уносятся вдаль впереди всех)
- несвоевременная замена масла в коробке: почему-то большинство автовладельцев верят словам автодилеров, мол, "масло в коробке не меняется весь срок службы автомобиля".

Добрый совет: "Не стоит верить безоглядно менеджерам от авторемонта, вечной смазки пока ещё не придумано".

Об этой неисправности нам рассказал специалист компании ATG-сервис Гулюткин Михаил Анатольевич:



А владельцам автомобилей с АКПП, очень бы рекомендовал почитать статьи, авторами которых являются люди, которые ежедневно занимаются вопросами диагностики и ремонта АКПП, адрес публикаций: http://www.at-g.ru/articles/delo-o-bolte/

Кучер Владимир Петрович
Союз автомобильных диагностов
© Легион-Автодата


Течь масла двигателя 3.0 Фольксваген Туарег

Течь масла 3.0 TDI Volkswagen Touareg

Данный двигатель 3,0 TDI устанавливался на многие модели концерна VAG, тут и Porsche, и Audi, и Volksvagen. Мотор сам по себе получился очень удачный, надежный, мощный и экономичный, но всегда есть какое-то «НО».

На данной серии двигателей это-«НО» проявляется в виде течи масла по задней крышке ДВС и поддона картера двигателя.

Была еще проблема с течью переднего сальника коленчатого вала, но ее мы касаться не будем так как проблема известная и легко устранимая. А вот течь задней крышки совершенно не приятная и не очень дешевая, с точки зрения стоимости устранения этой неполадки.

Течи масла по задней крышке ДВС и поддона картера двигателя Volkswagen Touareg

Данная неисправность у всех проявляется на разном сроке эксплуатации и на разном пробеге. Бывали случаи, когда течь себя проявляла на пробеге 10 000 км. Хорошо если течь проявилась еще на гарантийном сроке, тогда вам без проблем переуплотнят двигатель заново, и проблема в 95% случаев больше себя не проявляет.

Течи, как правило, происходят

  • из-под поддона картера двигателя;
  • из-под задней крышки двигателя;
  • из-под задних крышек ГБЦ;
  • либо, в наиболее частых случаях, все вместе.

Устранение течи на Volkswagen Touareg

Процедура по устранению течи достаточно трудоемкая. Для этого надо снять и фактически полностью разобрать двигатель.

Поэтому если вы решили устранить течь, то имеет смысл делать все и в полном объеме сразу!

Не пытайтесь это делать самостоятельно в гаражных условиях или доверять это работу сервисам, где специалисты не сталкивались с такой проблемой, потому что разбирая мотор, придется разобрать и механизм газораспределения, и без специальных навыков и оборудования правильно это сделать достаточно проблематично, а последствия неправильной сборки, приведут к гораздо более дорогостоящему ремонту.

Кто-то говорит: «Течь не такая большая от ТО до ТО доливаю литр масла и нормально, ведь стоимость работ будет долго покрывать затраты на долив масла».

Но это заблуждение!

Масло — это легковоспламеняющаяся жидкость, которая горит достаточно сильно и с большой температурой, и по-быстрому потушить не получится, особенно, когда его много и горит оно под машиной.

Это не говоря уже про экологическую сторону проблемы. К слову в Европе и США за эксплуатацию автомобиля с такой проблемой можно получить достаточно большой штраф.

Температура возгорания масла в открытой среде в районе 200°С, а выхлопная труба при работе двигателя даже на холостом ходу достигает 300°С, а в режиме эксплуатации доходит до 700°С и более. В зависимости от продолжительности и интенсивности эксплуатации, текущее масло с задней части двигателя не минуемо будет попадать на выхлопную трубу, что в свою очередь может привести к очень неприятным последствиям.

А вот принимать решение по проведению работ по устранению течи масла, в праве только Вы.

Если Вы столкнулись с описанными выше неисправностями, приезжайте к нам на диагностику Volkswagen Touareg. Мы дадим рекомендации и проведем качественный ремонт с гарантией.

Наши мастера с радостью ответят на все вопросы, рассчитают стоимость и подготовят для вас индивидуальное предложение. Задайте вопрос специалисту, заполнив форму обратной связи или позвоните нам
+7(495) 740-90-43

Что это такое Туарег 2 поколения проблемы. Энциклопедия

Пользователи также искали:

volkswagen touareg 2 поколения, volkswagen touareg, нф, 3. 0 дизель 2012, touareg fl, touareg nf, надежность touareg nf, touareg nf и fl разница, nf 3.0 tdi, volkswagen touareg 2 поколения, туарег нф 2, проблемы туарег 3.0 дизель 2012, туарег nf 3.0 tdi проблемы, volkswagen, touareg 2, проблемы, touareg, поколения, touareg ii, туарег 2 поколения, туарег, проблемы туарегов, touareg ii поколение, проблемы touareg, touareg ii проблемы, ii поколения, проблем, поколение, поколении, туарег ii, туареге,

Пневмоподвеска фольксваген туарег (Volkswagen Touareg)

Доброго времени суток, эта статья продолжение моего повествования о моем опыте владения Volkswagen Touareg 2010. Первую часть можно найти здесь. Конкретно речь пойдет о том какая пневмоподвеска фольксваген туарег.

Так вот эта статья- есть небольшое отступление от той статьи. Дабы не раздувать основную.

Так вот. Новая машина куплена, 500 км пробега на одометре и БАЦ!

Принцип пневмоподвески

Дело в том, что на новом туареге в 2010 году стала применяться закрытая система пневмоподвески. Если на предидущем кузове пневма брала воздух и с улицы, то на новом система работала только на том, что в нее закачали на заводе, а на заводе в нее закачивали вроде как азот, точно в этом не уверен.

Пневмоподвеска фольксваген туарег второго поколения, в чем ее проблема?

Так вот. В первые морозы, еду по трассе, машина начинает писать АХТУНГ! «Подвеска неисправна, немедленно прекратите движение»

Что еще за черт? Подумал я. Посмотрел, машина едет вроде ровно, положение пневма не меняла. Останавливаюсь — выхожу осматриваю, все в порядке, глушу — завожу, ошибки нет. Проехал еще 15 минут ошибка снова появилась и что самое страшное машина опустилась.

Ну прекрасно, полная машина детей , зима, на улице -15 а местонахождение — где-то на забытой богом трассе.

Неплохой подарочек надежности от фольксваген подумал я. Но решил ехать дальше, рисковать здоровьем своей семьи ради какой-то железки я не намерен, поэтому движимся в сторону города. До дома он нас довез без проблем, хоть и ошибка горела на всем протяжении пути.

Уже у дома снова перезапускаю машину и вуаля, ошибки нет. На ночь ставлю в гараж, уезжаю утром на работу и опять ошибки нет. Я все равно записался к официальному дилеру и как оказалось не зря.

Не хочу грузить вас, всеми моими посещениями ОД и так статья уже большая. В общем, машина отгонялась примерно 8 раз за 3 месяца. Сроки нахождения ее у ОД всегда были разными доходило и до 30 дней, но никогда не 40, чтобы я не смог воспользоваться законом о защите прав потребителей.

Хронология событий ремонта пневмоподвески

Первое, что было с туарегами в цивилизованном мире?

Пневмоподвеска фольксваген туарег на первой партии с завода оказалась бракованной. В пневмосистему вместе с азотом попал воздух и при перепадах температуры появлялся конденсат, а мощности осушителя не хватало чтобы удалить влагу. Решение-замена газа в системе, всё. Для этого VW провел отзывную компанию. Как это предполагалось и было у них. Человек заезжает к ОД, они меняют газ и ты едешь дальше.

Второе, что было с моим туром в уездном городе N?

Од не мог установить причину.»Машина то первая в городе, понимаете?!» говорил мне дилер. Мучали мучали они моего туарежку, даже какой то спец из славного града Москва приезжал, тоже ничего не смог. В итоге криворучки по гарантии заменили целиком пневмокомпрессор и ошибка ушла навсегда.

Вот так господа бывает. Прежде чем покупать автомобиль конкретной марки, убедитесь в качестве работы официального дилера в вашем городе.

Если было интересно прочитать, жим палец вверх и подписывайся, если ели дочитали и засыпали всю статью, смело лепи диз и пиши гневный комментарий с матюками.

Спасибо что дочитали до конца.

Похожие записи

Добро и зло, смех и слёзы

«Первый блин» компании VW в создании среднеразмерного внедорожника получился как бы полукомом.

С одной стороны – знатный «проходимец», обладающий ещё и отточенной управляемостью на асфальте, а также высоким уровнем комфорта. С другой стороны, многие владельцы этих автомобилей (первых лет выпуска) страдали «наркотической» зависимостью от автосервисов. Они ездили туда так часто, что, если автомобиль не преподносил сюрпризов какое-то время, то у них начиналась «ломка». И это не удивительно. Чем сложнее и многофункциональнее механизм, тем меньше вероятность того, что он будет надёжным. Однако, специалисты из VW далеко не те, что работают на АвтоВАЗе, и это обусловливало быстрое исправление выявившихся конструкционных просчётов. И вот в 2006 году прошёл основательный рестайлинг, подаривший поклонникам марки надежду на беззаботное владение немецким внедорожником. Оправдал ли Volkswagen Touareg высокое доверие или нет – мы и попытались разобраться в этом тесте.

Volkswagen Touareg 2006-2010

Непростой выбор

Как и любой другой автомобиль марки, Touareg имел весьма обширную гамму силовых агрегатов: три дизеля (2.5 TDI, 3.0 TDI V6, 5.0 TDI V10) и четыре бензиновых мотора (3.2, 3.6 FSI, 4.2 FSI V8, 6.0 W12). По монстрообразным V10 и W12, в связи с низкой популярностью, информации практически нет, да и покупка автомобиля с таким сердцем на вторичном рынке, на наш взгляд, лишена всякого смысла. А вот остальные силовые агрегаты стоит рассмотреть поподробнее.

Самый слабый дизель – 2.5 TDI (174 л.с.), очень привередлив к качеству масла и топлива. Впрочем, это относится ко всем современным моторам, и как недостаток рассматриваться не может. К тому же, после рестайлинга насос этого мотора имел уже железную прокладку, а не резиновую, как раньше. Это позволило нейтрализовать характерную «болячку» - попадание тосола в масло, что сделало самый слабый двигатель модели одним из лидеров по надёжности.

3.0 TDI поставлялся в двух вариантах исполнения – 220 л. с. и 240 л.с. Оба варианта, помимо отличных тяговых характеристик, отличились поломками ТНВД и дорогим техобслуживанием при пробегах 150-180 тыс. км, где по регламенту необходима замена цепного привода ГРМ со множеством натяжных устройств. Также при этих величинах пробега подходила очередь обновить гидрокомпенсаторы.

Самым надёжным бензиновым мотором оказался 4.2 FSI 310 (л.с.). Кроме невероятного аппетита, систематических неприятностей обнаружить не удалось, чего не скажешь о младших собратьях – 3.2 V6 (241 л.с.) и 3.6 FSI V6 (280 л.с.). Мало того, что у них периодически отказывал основной бензонасос, так ещё и катушки зажигания могли попроситься под замену, при относительно маленьких пробегах. Прибавим сюда нашумевшую проблему мотора 3.2 с цепным приводом ГРМ, при определённых обстоятельствах, приводившей к замене головки блока, и получим совсем не радужную картину.

Так что, если Вы решились на Фольксваген Туарег, лучше обратить внимание либо на дизель, либо на реактивный V8 4. 2 FSI. Далее по убывающей следует 3.6 FSI, и на последнем месте 3.2-литровый силовой агрегат.

Восток и запад

Для VW Touareg предлагалось 2 КПП: «автомат» и классическая «механика». Так как контингент данной модели очевиден, то понятно, что экземпляры с МКПП напоминают Лох-Несское чудовище. Оно, как бы, есть, и, как бы, его нет.

Самый известный Touareg, способный утащить за собой Боинг 747, оснащался могучим V10 TDI.

Автоматическая же коробка японской фирмы Aisin имела одну неприятную особенность – появление рывков при переключении передач, вызванное зачастую проблемами с гидроблоком. В зависимости от стиля езды, такая неприятность могла обозначиться в пределах 100-200 тыс. км пробега. Официально коробка была необслуживаемой и менялась только целиком.

Салон, несмотря на дорогие материалы, со временем обзаводился «сверчками», хотя...

В рамках трансмиссии ещё одним негативным моментом стала раздаточная коробка американской фирмы New Venture Gear, а точнее, её мотор привода блокировки межосевого дифференциала. Случалась данная проблема в районе 80 тыс. км. Однако, для рассматриваемых нами версий автомобилей (после рестайлинга 2006 года) эта проблема является уже редкостью, т.к. выходивший из строя электродвигатель заменили на аналогичный, но европейского производства.

...за такой вид можно простить многое.

Верхом на воздухе

Как известно, на VW Touareg ставилось два типа упругих элементов: пневматические стойки и обычные пружины. Логично предположить, что последний вариант гораздо надёжнее и выносливее. А вот и нет. После того, как в 2006 году латунные штуцеры баллонов заменили дюралюминиевыми, проблем с пневматикой стало ничуть не больше, чем с классическим пружинным вариантом. Разве что после езды через брод в лютые морозы кузов может отказаться «опуститься на землю». Однако, когда автомобиль «отогреется», проблема устраняется сама собой.

Тот самый V10 TDI.

Теперь поговорим о неприятностях, характерных для обоих вариантов. Примерно к 60 тыс. км пробега на замену просятся втулки стабилизатора; к 80 тыс. км – тормозные диски, передние амортизаторы, сайлентблоки и шаровые опоры. И всё бы ничего, да вот только последний элемент нельзя поменять отдельно – он интегрирован в алюминиевый рычаг.

Бензиновый W12 был мало популярен, да и покупка такого чудовища выглядит весьма сомнительным мероприятием.

Сущие пустяки

На фоне периодических проблем с коробкой и двигателем все оставшиеся неприятности можно считать мелочью. Вот, например, программное обеспечение. У дорестайлинговых экземпляров Туарега это было чуть ли не самым больным местом, проявлявшимся как разряженным за несколько часов аккумулятором, так и внезапной остановкой мотора. Однако ПО постоянно обновлялось, и у машин после 2006 года встречались проблемы только с настройками системы стабилизации.

Бензиновые V6 проявили себя на удивление плохо.

Также с неприятностями «засветился» салон: то скрипы где-то появятся, то влага под пассажирским ковриком обнаружится, или дверные замки начнут подклинивать.

Семь раз отмерь

Безусловно, VW Touareg обладает огромным числом положительных качеств: он удивительно комфортен, быстр, хорошо управляется и неплохо чувствует себя на бездорожье. К тому же после рестайлинга конца 2006 года было исправлено огромное количество выявившихся проблем. Однако, у немецкого SUV до сих пор достаточно слабых мест, в связи с чем, при выборе этого автомобиля на вторичном рынке, ни в коем случае нельзя бросаться на дешёвые экземпляры, а понравившийся вариант необходимо проверить и провести диагностику со скрупулёзностью агента ЦРУ.

А вот 4.2 FSI V8, помимо ненасытного чрева и огромного налога, вряд ли чем-то огорчит своего владельца.

Альтернатива

В качестве прямого конкурента Touareg можно рассматривать лишь Land Rover Discovery 3, который несколько лучше чувствует себя на бездорожье и чуть хуже – на асфальте. В плане надёжности эти компьютеры на колёсах не уступают друг другу по числу проблем и стоимости обслуживания.

Цены на подержанные послерестайлинговые Volkswagen Touareg (2006-2010)

Дизельные V-образные «шестерки», при должном уходе, гораздо предпочтительнее бензиновых собратьев.

Год выпуска / Цена (тыс. руб)

  • 2006-2007 / 1100-1750
  • 2008-2009 / 1250-1870
  • 2010 / 1680-2450
  • Стоимость популярных зап.

    частей

    Деталь / Стоимость (руб)*

  • Передний амортизатор / 6300
  • Диск тормозной / 4900
  • Рычаг передний нижний / 9400
  • Рычаг передний верхний / 10750
  • Подшипник ступичный / 2410
  • Колодки тормозные (передн/задн) / 6950/4350
  • Тяга рулевая / 3650
  • Катушка зажигания / 1290
  • Гидроблок АКПП / 75000
  • АКПП AISIN в сборе / 180000
  • Кузов Touareg – образец коррозионной стойкости. (на схеме - дорестайлиновый вариант)

    *Стоимость неоригинальных зап. частей в 1,5-2 раза ниже указанной.

    Статья: Миграция туарегов: критический компонент ..

    Туареги (или туареги) - кочевая скотоводческая группа берберского происхождения - с января 2012 года вовлечены в сложную борьбу против малийского государства, и их первоначальное восстание положило конец путь для атак исламистских повстанцев. Последовавший в результате государственный переворот и оккупация северной части Мали туарегами и исламистскими повстанцами, борющимися за независимость от правительства Мали, стали последним в серии затянувшихся конфликтов туарегов с западноафриканскими странами, с более ранними вспышками насилия, произошедшими в начале 1960-е, начало и середина 1990-х, а также несколько лет назад.

    Как правило, недовольство туарегов вращается вокруг автономии, национальности и движения, с некоторыми вариациями в оправдании туарегов от одного восстания к другому. Во многих отношениях миграция является неотъемлемым компонентом этих конфликтов, которые подпитываются нищетой и усугубляются засухой.

    Туареги не имеют собственной страны, а вместо этого мигрируют по западному Сахелю, пересекая страны Алжира, Буркина-Фасо, Ливии, Нигера и Мали. Популярная культура романтизировала туарегов в синей вуали, как преступников, «синих людей», hommes de nulle part (люди из ниоткуда) и chevaliers du désert (рыцари пустыни).Туареги - приверженцы ислама, но сохраняют некоторые своеобразные обычаи, такие как традиционное требование, чтобы мужчины, но не женщины, носили чадру.

    Для туарегов непрерывная миграция - постоянное, неограниченное передвижение в торговых и сельскохозяйственных целях - всегда была основным средством выживания и неотъемлемой частью их культуры. Во время и после французской колонизации ограниченная свобода передвижения способствовала серьезным экономическим трудностям и формированию глубокого антагонизма по отношению к некоторым лидерам государства.

    Точная причина пожара 2012 года в Мали оспаривается. Некоторые ученые утверждают, что ограниченный доступ к пахотной земле во время и после колониального периода является основной причиной недовольства туарегов; другие утверждают, что возвращение туарегов в Мали из Ливии, где их заманили для вербовки в ополчение Муаммара Каддафи и которые были хорошо вооружены после падения диктатора, является главным фактором; а третьи обвиняют правительства Мали и Нигера, создание которых в результате деколонизации Западной Африки сигнализировало, с точки зрения туарегов, о новой форме колонизации туарегов другими африканскими группами.

    Маловероятно, что эти три причины, даже вместе, дают полное представление о причинах недовольства туарегов и стремления к сепаратизму. Тем не менее, взятые вместе, они помогают очертить основные причины конфликта и, несомненно, еще больше проясняют контуры этой дискуссии, которая все больше приобретает международное участие. В связи с постепенным выводом французских войск из Мали, начавшимся в апреле 2013 года, различные европейские и международные организации вмешиваются, чтобы найти способ положить конец кризису, который привел к гибели людей, перемещению населения и отсутствию продовольственной безопасности.

    В этой статье исследуется уникальная роль, которую миграция играет в формировании недовольства туарегов в контексте восстания в Мали.

    Рисунок 1. Карта Мали и соседних стран

    Источник : Wikimedia Commons

    Французский колониализм

    Хотя на протяжении большей части доколониального периода в Северной и Западной Африке существовало множество королевств (таких как Империя Сонгай), туареги свободно перемещались по региону, потому что у большинства государств не было определенных или установленных границ. Туареги управляли торговыми путями для золота, слоновой кости, соли и черных африканских рабов, а также предоставляли услуги торговым караванам по всему Сахелю.

    Ситуация изменилась, когда французы колонизировали почти всю Северную и Западную Африку в конце 1800-х годов - регион огромного этнического, культурного и языкового разнообразия. Французы сочли доминирование туарегов несовместимым с их целью расширения Французской империи, и поэтому стремились ослабить цитадель туарегов. В конце концов, французы получили контроль, несмотря на сопротивление туарегов.

    Французы также использовали стратегии разделения, чтобы установить больший контроль над регионом, временами поощряя чувство этнического превосходства у туарегов. С другой стороны, французы расширили власть только на « les évolués » («развитые» или «развитые») из других африканских этнических групп, не обращая внимания на население туарегов. последствия. Когда в 1960 году Мали добилась независимости от Франции, туареги сразу же стали ущемленным и недопредставленным меньшинством, которым управляли другие группы, которых туареги считали (и, возможно, до сих пор считают) своими подчиненными.

    Большая часть Африки была ввергнута в смятение европейскими колониальными державами: искусственно установленные границы глубоко повлияли на будущее континента, разделили племена, свалили в кучу несогласные племена и породили страны, географическое положение которых почти обрекало их на бесконечные трудности.

    Мали и соседний Нигер не были исключением. Фиксированные границы этих молодых наций еще больше обострили напряженность между туарегами и другими африканскими группами, заложив основу для давних - и все еще неурегулированных - споров.Важно отметить, что теперь туареги не могли пересекать Сахель так свободно, как когда-то привыкли, и были разделены и изолированы друг от друга, разделены между несколькими народами.

    Миграция туарегов: климатический фактор

    Сахель известен своим опасно капризным климатом, переменным режимом дождя и засухой - ситуация ухудшилась из-за изменения климата и расширения Сахары на юг. Традиционно туареги адаптировались, создавая обычаи использования и права прохода, чтобы семьи и кланы могли мигрировать в более пышные районы, когда это необходимо. Когда земля стала слишком засушливой для обработки, туареги, которые обычно занимаются животноводством, переселились на лучшие пастбища. Земля подчинялась традиционной системе коллективной собственности, которая веками принималась как кочевыми скотоводами, так и оседлыми фермерами.

    Европейская колонизация разрушила эту давно сложившуюся систему. Французские, британские и итальянские войска контролировали различные части территории туарегов и устанавливали свои собственные администрации и колониальные границы.Французы попытались провести политику регистрации земли и преуспели в некоторой степени.

    Последующее создание постколониальных государств привело к дальнейшей маргинализации туарегов и лишило их доступа к земле. Некоторые лидеры туарегов считали эту потерю доступа к земле и власти не только угрозой физическому выживанию, но и своей культурой; непрерывная миграция - основной принцип идентичности туарегов. Из-за ограниченного количества доступных земель и оседлости чрезмерное использование и последующая деградация земель были неизбежны.

    Кроме того, истощение почвы и нехватка ресурсов ускорились из-за сильных засух, которые периодически поражают Сахель. В 1970-х и 80-х годах сильные засухи разжигали внутренние конфликты и сокращали ресурсы туарегов. Опять же, хотя туареги когда-то были экспертами в противостоянии суровой и непредсказуемой пустынной среде, внутренняя миграция туда, где они хотели, больше не рассматривалась. Тысячи туарегов и их домашний скот погибли.

    Что еще хуже, туареги посчитали, что этот гуманитарный кризис в значительной степени игнорировался малийским правительством, и что правительственные чиновники в столице страны Бамако присвоили скудные фонды помощи.(Отметим также, что не только туареги недовольны коррупцией в правительстве; население Мали в целом было сыт по горло, о чем свидетельствуют массовые студенческие забастовки). В то время как недовольство туарегов правительствами Мали и Нигера усилилось, они начали массовую миграцию в Ливию (и Алжир) из-за сильной засухи. Там они услышали революционные дискурсы, разжигающие сепаратистские страсти.

    Миграция в Ливию: формирование движения сопротивления

    Туареги, мигрировавшие в Ливию в 1970-х и 1980-х годах, были в основном одинокими мужчинами в возрасте от 15 до 35 лет, которые унесли с собой накапливающиеся обиды своего народа на правительства Нигера и Мали.Эти молодые люди искали работу, чтобы содержать свои семьи дома. Ливия оказалась особенно привлекательной, потому что Каддафи предложил большие суммы денег туарегу за то, что они присоединились к его вооруженным силам.

    Десятки туарегов вступили в армию и служили наемниками в Исламском легионе Каддафи - вооруженных силах, чья функция заключалась в построении единого исламского государства в Северной Африке. Каддафи ловко использовал рабочую силу туарегов, направляя их воевать во многих региональных конфликтах, а также в Ливане и Шри-Ланке.К 1980-м годам туареги обладали значительным военным мастерством.

    Этот опыт, вероятно, укрепил чувство единства и общей цели среди туарегов. Находясь в Ливии, туареги рассказывали свои истории о тяжелом положении и отождествляли себя друг с другом, развивая (возможно, впервые) чувство, что все они принадлежат к единой всеобъемлющей «нации» туарегов через Сахель. В результате этих разговоров к концу 1980-х годов последовал более значительный дискурс, когда возникли определенные революционные группы туарегов, полные решимости восстановить культуру туарегов и объединить рассредоточенный народ туарегов посредством вооруженного восстания.

    Также к концу 1980-х годов мировой обвал цен на нефть и последующая нестабильность ливийской экономики привели к роспуску Исламского легиона Каддафи. В результате сотни туарегов снова оказались безработными, но теперь уже со значительным военным опытом. Многие из них вернулись в Мали, ободрившись.

    Конфликт, инициированный туарегами, возник в Мали в начале 1990-х годов. (Лидеры туарегов этого восстания в конечном итоге также инициировали последнее восстание против малийского государства. Конфликт 1990-х был урегулирован Таманрассетским соглашением, в соответствии с которым малийское правительство сделало многочисленные уступки туарегам, например, включение некоторых повстанцев туарегов в малийскую армию.

    Когда режим Каддафи пал в 2011 году, множество туарегов, которые все еще находились в Ливии, которые служили в армии Каддафи и сражались за него во время гражданской войны в Ливии, вернулись в Мали и Нигер. Интересно, что малийское правительство разрешило туарегам вернуться в страну, хотя туареги привезли с собой сложное вооружение и транспорт.Правительство Нигера, с другой стороны, настаивало на том, чтобы туареги бросили оружие перед входом в Нигер. Таким образом, туареги представляли гораздо более серьезную угрозу для малийской армии и государства - угроза, которая проявилась в январе 2012 года.

    Недавний кризис в Мали: принудительное перемещение и новые события

    Недавнее восстание против малийского государства было официально инициировано Национальным движением за освобождение Азавада (известное под французским сокращением MNLA). MNLA - это политическая сепаратистская группа туарегов, возможно, светская, которая борется за создание Азавада (области, охватывающей северные малийские города Тимбукту, Гао и Кидаль) в качестве независимого государства. В ее руководство входят многие туареги, которые когда-то были частью армии Каддафи и мигрировали обратно в Мали.

    Начальное наступление произошло 24 января 2012 года в Агельоке, где малийские солдаты подверглись массовым злодеяниям от рук НДОА. Вскоре после этого к восстанию присоединились другие группы, в том числе некоторые исламистские группы, хотя и с разными целями - от введения исламского закона в Мали до содержательного диалога с малийским правительством.Некоторые генералы туарегов в малийской армии на севере, которые были включены в малийскую армию по Таманрассетским соглашениям, предали малийское государство и позволили исламистским группировкам, таким как Ансар Дайн и Аль-Каида в исламском Магрибе, войти в Тимбукту и Гао. . В конце концов, группы исламистских боевиков (в состав которых на самом деле входят боевики-туареги) получили контроль и подавили НДОА.

    Люди по всей Мали живут в состоянии хаоса и страха с начала кризиса 2012 года.Зверства военного времени, лежащие в основе вопросы о жизнеспособности малийского государства и жесткое толкование исламского закона заставили многих мирных жителей бежать.

    К началу 2013 года в результате малийского кризиса было около 300 000 беженцев, согласно недавним оценкам Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (УВКБ ООН) и Центра мониторинга внутреннего перемещения. Эта цифра включает от 200 000 до 230 000 внутренне перемещенных лиц (ВПЛ), 40 000 малийских беженцев в Буркина-Фасо и 50 000 в Нигере.Многие беженцы также переселились в Мавританию (возможно, более 70 000 человек только в лагере Мбера, согласно отчету Médecins Sans Frontières за апрель 2013 года), Алжиру и другим странам. Те, кто переселился, живут в ужасных условиях. Международный комитет Красного Креста сообщил, что перемещенным лицам в северо-восточном углу Мали не хватает еды и воды.

    Только после французского вмешательства в январе 2013 года конфликт начал утихать, когда французские войска отреагировали на неминуемое наступление исламистских боевиков на Бамако и вытеснили исламистских боевиков из северных городов и поселков.

    Сохраняющаяся небезопасная обстановка препятствует возвращению перемещенных лиц. Например, хотя французские и малийские войска отбили Гао в январе прошлого года, группа повстанцев, связанная с Аль-Каидой, вскоре после этого напала на город, который является крупнейшим городом на севере Мали.

    Хотя некоторые бойцы остаются в укрытиях в пустыне в северном регионе, Франция вывела свою первую партию солдат в апреле прошлого года. В связи с ожидаемыми в июле выборами в Мали Франция планирует к концу года сократить свои силы до 1000 человек.Как западные, так и африканские власти по-прежнему обеспокоены тем, что малийские силы и солдаты Экономического сообщества западноафриканских государств (ЭКОВАС, региональная группа, основная цель которой состоит в содействии экономической интеграции) недостаточно подготовлены для того, чтобы взять под полный контроль кампанию против исламистских боевиков.

    Также сохраняется серьезная экономическая нестабильность. Председатель местной ассоциации ВПЛ сказал УВКБ ООН, что «ситуация на севере критическая» и «то, что нас там ждет, хуже, чем ситуация здесь.Еды не хватает, мы потеряли наших животных, и наши дома не содержали в надлежащем состоянии все эти месяцы. Когда мы вернемся, нам понадобится помощь ".

    Следующие шаги и рекомендации

    С постепенным выводом большей части французских войск на горизонте, африканские лидеры и международное сообщество изучают другие решения, чтобы положить конец кризису, который привел к гибели людей и перемещению населения. Правительство Мали планирует улучшить здоровье и продовольственную безопасность (среди прочего), а Европейский Союз полон решимости содействовать усилиям правительства: Европейская комиссия и 27 государств-членов ЕС пообещали предоставить 1.35 миллиардов евро для Мали в следующем году. Часть этих пожертвований будет направлена ​​на гуманитарные и миротворческие операции ООН. ЭКОВАС также обещало поддержать эти предстоящие операции.

    Даже когда миграция туарегов в Ливию посеяла семена жестокого восстания против малийского государства, миграция также может быть частью решения - как инструмент развития в регионе. Как туареги всегда знали и за что часто боролись, миграция может противостоять негативным экономическим потрясениям для тех, чьи средства к существованию зависят от непредсказуемого климата и плодородия земель.Таким образом, большая свобода перехода к «более зеленым пастбищам» может быть средством борьбы с бедностью - основной целью развития.

    Источники

    Абдалла, Муна. 2009. Понимание динамики конфликта из-за природных ресурсов: пример туарегов в Северной Африке и Сахеле . Институт исследований безопасности. Доступно на сайте .

    Аль-Джазира. 2013. Франция начинает вывод войск из Мали . 9 апреля. Доступно на сайте .

    Эллисон, Саймон. 2013. Мали: пять ключевых фактов о конфликте. Сеть Guardian Africa . 22 января. Доступно онлайн .

    Международная Амнистия. 2013. Мали: Гражданские лица в опасности со всех сторон конфликта . 1 февраля. Доступно онлайн .

    BBC. 2013. Конфликт в Мали: армия Чада «входит в Кидаль». BBC News. 5 февраля. Доступно онлайн .

    -.2013. Кризис в Мали: ключевые игроки . Новости BBC. 12 марта. Доступно онлайн .

    Бенджаминсен, Тор. 2008. Вызванная нехваткой ресурсов ведет к насильственным конфликтам в африканском Сахеле? Дело о восстании туарегов на севере Мали. Журнал исследований мира 45: 819-836.

    Чарльтон, Анджела. 2013. AP Interview: Мали исследует заявления о зверствах . 19 февраля. Доступно онлайн .

    Диарра, Умар. 2012. Отсутствие безопасности и нестабильность в Сахельском регионе: случай Мали .Военный колледж армии США. Доступно на сайте .

    Дорри, Питер. 2012. Истоки и последствия туарегского национализма. Обзор мировой политики . 9 мая. Доступно онлайн .

    Доктор Алиун Соу. 2013. Университет Флориды, доцент кафедры языков, литературы и культур и Центр африканских исследований. Личный разговор.

    Доктор Рената Серра. 2013. Преподаватель Центра африканских исследований Университета Флориды.Личный разговор.

    Эдмонд, Бернус. 1992. Etre touareg au Mali. Африканская политическая жизнь 47: 23-30. Доступно на сайте .

    Фесси, Томас. 2012. Влияние Каддафи на переворот в Мали . BCC News. 22 марта. Доступен онлайн .

    Фишер, Аня и Инес Коль, ред. 2010. Туарегское общество в глобализированном мире: жизнь в Сахаре на переходном этапе . Лондон: Таврические академические исследования / И. Тавриды. Библиотека современного Ближнего Востока.

    Джордж, Принси Марин. 2012. Ливийский кризис и Западный Сахель: новые проблемы безопасности . Институт оборонных исследований и анализа. Доступно на сайте .

    Центр мониторинга внутреннего перемещения (IDMC). 2013. Мали: осторожное возвращение: малийские ВПЛ готовятся вернуться домой . Доступно на сайте .

    Международный комитет Красного Креста (МККК). 2013. Мали: питьевая вода - приоритет на севере . 18 февраля. Доступно на сайте .

    Кейта, Калифа и Дэн Хенк. 1998. Конфликт и разрешение конфликтов в Сахеле: восстание туарегов в Мали . Институт стратегических исследований. Доступно на сайте .

    Кисангани, Эмизет. 2012. Восстания туарегов в Мали и Нигере и глобальная война США с терроризмом. Международный журнал мира во всем мире 29 (1): 59-97.

    Крингс, Томас. 1995. Маргинализация и восстание среди туарегов в Мали и Нигере. GeoJournal 36 (1): 57-63.

    Ланге, Мари Франс. 1999. Insoumission civile et défaillance étatique: les противоречия du processus démocratique malien, в Autrepart . С. 117-134. Доступно на сайте .

    Lecocq, Baz. 2010. Спорная пустыня: деколонизация, конкурирующий национализм и восстания туарегов на севере Мали . Брилл. Доступно на сайте .

    Врачи без границ. 2013. Мавритания: Беженцы застряли в пустыне.13 апреля. Доступно онлайн .

    Морган, Энди. 2012. Причины восстания на севере Мали. ThinkAfricaPress , 6 февраля. Доступно в Интернете .

    Мозли, Уильям Г. 2012. Азавад: последняя дилемма африканской границы. Аль-Джазира . 18 апреля. Доступно онлайн .

    Носитер, Адам. 2012. Оружие Каддафи, захваченное старыми союзниками, укрепляет повстанческую армию в Мали. New York Times , 5 февраля. Доступно на сайте .

    -. 2012. Солдаты свергают правительство Мали, отступая от демократии в Африке ». New York Times , 22 марта. Доступно на сайте .

    Рауль-Дандуран, председатель. 2002. Le conflit touareg au Mali et au Niger. Extraits du rapport du Groupe de Recherche sur les Interventions de Paix dans les Conflits Intra-étatiques - GRIPCI . Доступно на сайте .

    Шмитт, Эрик. 2013. Приют террора в Мали боялись после ухода из Франции.Нью-Йорк Таймс . 17 марта. Доступно онлайн .

    Симановиц, Стефан. 2009. Bluemen и Yellowcake: борьба туарегов в Западной Африке . Media Monitors Networks. Доступно на сайте .

    Спенс, Тимоти и Фредерик Саймон. 2013. Гардиан . 16 мая. Доступно онлайн .

    Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (УВКБ ООН). 2013. Для перемещенных лиц Мали постоянная небезопасная обстановка является препятствием для возвращения .12 февраля. Доступно онлайн .

    УВКБ ООН. 2013. Краткий обзор страновых операций УВКБ ООН: ситуация в Мали (Мали, Нигер, Буркина-Фасо). Доступно на сайте .

    малийского блюза: выпуск Туарега

    В 2013 году местные и французские вооруженные силы отметили относительно успешное изгнание повстанцев туарегов и исламистских группировок в Мали. Два года спустя, в июне 2015 года, Мали уступила международному давлению и подписала мирное соглашение с альянсом туарегов и возглавляемых арабами повстанцев под названием «Координация движений за Азавад» (CMA).Путь к миру был прерван в ноябре прошлого года террористическим нападением в отеле Radisson Blu в столице Мали Бамако, в результате которого погибли 27 человек. Атака нарушила хоть какое-то подобие стабильности и обнажила глубокие системные проблемы, которые подписанные договоры не могут решить в одиночку: проблема народа туарегов, незаконный оборот наркотиков и коррупция.

    Туарегский вопрос

    Туареги были в центре восстания в Мали с момента колонизации.Когда французы попытались колонизировать Магриб в начале 1900-х годов посредством пограничного контроля и ограничений миграции, туареги спровоцировали неудавшееся антиколониальное восстание. Политика Франции нанесла удар по самой сути кочевой культуры туарегов и средствам выживания. Свободное передвижение через западный Сахель было основополагающим для туарегов в торговле и сельском хозяйстве.

    Деколонизация французских территорий в 1960-х годах привела к культурному конфликту между туарегами и новым малийским правительством.Новое правительство возглавили южные этнические группы, не симпатизировавшие меньшинству туарегов. Первый президент Мали, Модибо Кейта, был социалистом, построившим экономику за счет коллективного земледелия, государственной монополии на недропользование и политику земельной реформы, которая, как оказалось, угрожала кочевой скотоводческой культуре туарегов и привела к институциональному угнетению и маргинализации.

    В 1962-64 годах туареги вели первый из трех периодов восстания за автономию и государственность.Подавление восстания было встречено жесткими противоповстанческими операциями, в результате которых северный регион, в котором преобладали туареги, оказался под репрессивным военным управлением. 1970-80-е годы стали свидетелями крупных миграций туарегов в соседние страны, такие как Алжир, Мавритания и Ливия.

    Эти события задали тон восстанию 1990-х годов, когда молодежь туарегов вернулась милитаризованными из таких стран, как Ливия, где они были завербованы в Исламский легион Каддафи (читай: наемники).Это воздействие, вкупе с высоким уровнем безработицы, легло в основу движения за независимое государство туарегов. Внутренние разногласия внутри движения были связаны с различными повстанческими группировками, включая Народное движение за освобождение Азавада (МПЛА) во главе с Ляд аг Гали, Революционную армию за освобождение Азавада во главе с Риссой аг Сиди Мохамед и за освобождение Азавада. (FPLA) во главе с Шамон-Амасом. Сочетание повстанческого конфликта низкой интенсивности, давления на демократию на юге со стороны гражданского общества и краха военной диктатуры Муссы Траоре означало, что Мали не удалось достичь стабильности и национального примирения, несмотря на подписанные мирные соглашения в 1991 и 1992 годах.

    Восстание туарегов в 2000-х годах характеризовалось дезертирством малийских военных, провалом и возобновлением мирных соглашений, а также захватом движения за независимость джихадистскими организациями. По сей день дискриминационная политика и асимметричная война продолжают неадекватно влиять на тяжелое положение туарегов в границах малийского государства.

    Рост наркотерроризма?

    Мали и Западная Африка стали очень популярным маршрутом незаконного оборота наркотиков в Южной Америке после того, как в Европе в начале 2000-х годов были ужесточены правоохранительные меры.Эксперты по борьбе с терроризмом цитируют джихадистские организации в Мали, такие как «Аль-Каида», как платные средства защиты конвоев, перевозящих наркотики через пустыню. В других сообщениях упоминается, что боевики-джихадисты, находящиеся под воздействием седативных средств, используют наркотики, чтобы сражаться без страха или боли при ранении. Деньги, полученные от незаконной торговли, не только идут на финансирование террористических кампаний, но также используются элитными контрабандистами как демонстративная демонстрация богатства. Окраина Гао получила прозвище «Кокаинбугу» (кокаиновый город) из-за полосы недавно построенных особняков и внедорожников.Контрабанда наркотиков составляет очень небольшой процент доходов джихадистов в Мали, и сеть, которая способствует этой незаконной торговле, слабо связана, в отличие от жестко организованной преступности. Это не для того, чтобы преуменьшить роль наркотиков в финансировании терроризма в Мали, но существует опасность чрезмерного упрощения. Сосредоточение внимания на наркотиках отвлекает внимание от малийских правительственных чиновников и военных, которые причастны к тому, чтобы сделать такую ​​деятельность возможной.

    Укоренившаяся коррупция

    В 2014 году Transparency International поставила Мали на 115 место из 175 по индексу восприятия коррупции.Низкий рейтинг может не полностью отражать степень распространения коррупции в Мали. Границы между правоохранительной деятельностью и преступной деятельностью стираются. Лучше всего это иллюстрирует мэр Таркинта Баба ульд Шейх, который несколько раз выступал посредником при захвате заложников при бывшем президенте Амаду Тумани Туре. Успех мэра Шейха в освобождении заложников был достигнут благодаря его тесным связям с АКИМ, что вызывало подозрения, что он получил денежную выгоду от похищения жителей Запада.В 2013 году государственная прокуратура арестовала мэра Шейха (вместе с другими выборными должностными лицами) и предъявила им обвинения в незаконном обороте наркотиков, подстрекательстве к мятежам, терроризме и преступлениях против внутренней безопасности государства. Обвинения связаны с несколькими инцидентами, включая скандал 2009 года с «Cocaine Air», когда авиалайнер Boeing 727 из Венесуэлы, на борту которого находилось до 9 тонн наркотиков, был найден сгоревшим в пустыне (приземлившись на импровизированной взлетно-посадочной полосе) недалеко от Таркинта. . Высокопоставленные аресты государственных деятелей, возможно, продемонстрировали серьезность со стороны правительства, но для многих малийцев это просто шоу собак и пони.

    Движение вперед

    В Мали темные тучи не обошлись без серебряной подкладки. Мали недавно стала третьей по величине страной-производителем золота в Африке, и ожидается, что в 2015 году объем добычи превысит 50 тонн. В результате инвесторы возвращаются, но очень осторожно. Turkish Airlines добавила Бамако в свой список направлений, а французская строительная компания Sogea-Satom отремонтировала свое оборудование, которое было повреждено во время восстания 2012 года, но инженеры еще не вернулись из-за отсутствия безопасности в регионе.

    Президент Мали Ибрагим Бубакар Кейта в настоящее время направляется на политическое минное поле и минное поле безопасности, которое занято джихадистами, контрабандистами, французскими вооруженными силами и 10-тысячными миротворческими силами ООН, участвующими в миссии МИНУСМА.

    В долгосрочной перспективе Мали придется взять на себя обязательство решать свои системные проблемы, прежде чем она сможет стать по-настоящему стабильной страной. Ему придется разработать как новую политику, так и новую перспективу, чтобы изменить курс этой неспокойной западноафриканской страны.

    ПРОБЛЕМ BESET ALGERIA NOMADS; Когда-то гордый народ туарегов выживает благодаря внешней помощи

    ТАМАНРАССЕТ, Алжир, 4 февраля - Каждые несколько месяцев правительственный легкий самолет подбирает местного правителя туарегов, или Аменокала, и уносит его на 1300 миль на север через Сахару в Алжир. заседание Национального собрания.

    Но Аменокал часто отсутствует на парламентских дебатах. Он не любит путешествовать по воздуху. Он говорит на диалекте туарегов, но не на французском, а только на арабском.Он предпочитает пустынную страну туарегов, свою вотчину, вокруг Таманрассета, одинокой, пыльно-розовой деревни, созданной французами.

    Сделав Аменокал вице-президентом Ассамблеи, режим президента Ахнеда Бен Беллы стремился заручиться поддержкой 15 000 кочевников туарегов в южной Сахаре.

    Туареги - мусульмане, но имеют берберское, а не арабское происхождение. У них свой неписаный диалект и традиции. Как указывают европейские источники, «проблема туарегов» с момента обретения независимости просто перешла от французов, которые умиротворили соплеменников 50 лет назад, к правительству Бен Беллы.

    Аменокал, опрошенный через переводчика в его «столице» в двух часах езды на джипе от Таманрассета, сказал, что он и г-н Бен Белла были «самыми лучшими друзьями». «Мы получаем припасы, чтобы сохранить жизнь нашим людям».

    Его «столица» - поселение из глиняных и соломенных хижин в пустыне. Его Совет министров, не обрадованный приходом посетителей, продолжил игру в шашки. Однокомнатный «дворец» был обставлен кроватью и ковром. В песчаном полу была вырыта яма для костра.В углу был небольшой пыльный ручной генератор и радиопередатчик, который Аменокал изредка использует для вызова местного супрефекта.

    В одной хижине стоял единственный внешний признак богатства Аменокала, автомобиль типа джип, на котором он натыкался по рельсам и пересохшим руслам рек в поездках к своему брату Сиди Муссе, недавно назначенному мэром Таманрассета.

    Одетые с головы до пят в свои традиционные синие плащи, завуалированные туареги ежедневно выходят на обдуваемый мухами местный рынок Таманрассета, часто с палашами, свисающими с поясов как отражатели их прежней власти.К огорчению алжирских властей, туареги по-прежнему с презрением относятся к своим старым негритянским вассалам, харатинам,

    Таким образом, одной большой местной проблемой являются расовые отношения. Туареги владеют большей частью пахотных земель, которые они используют для выращивания проса и выпаса коз и верблюдов. Но харатины обрабатывают землю. Они потомки негров, увезенных в рабство из Нигера и Мали, и вынуждены отдавать до 80 процентов своего скудного урожая туарегам.

    Существует мало свидетельств того, что вассальная власть харатинов закончилась, несмотря на заявления местных алжирских субпрефектов, что «это в Конституции.Нет рабства ».

    Вторая серьезная проблема - как выживут 15 000 туарегов. Известных минеральных ресурсов в этом районе нет. Замена верблюда на грузовик с дизельным двигателем в качестве основного средства передвижения в Сахаре положила конец рейдерским временам туарегов.

    Обычно дожди идут всего 10 дней в году. За последние два года дождей стало еще меньше. Французы разрешали туарегам использовать земли в Малу и Нигере. Кочевые туареги были отрезаны от лучших верблюжьих пастбищ пограничными правилами.

    По наилучшей оценке, туареги будут жить за счет внешней помощи, такой как государственная помощь и продовольственные пайки Соединенных Штатов. Правительство мало что может сделать. Местные власти национализировали одну гостиницу на Таманрассете, и теперь они присматривают за другой. Но есть два еженедельных рейса в Алжир, а туристов мало.

    Это очень далеко от тех времен, когда гордые туареги соперничали с Иностранными легионерами, а Таманрассет назывался Fhrt Laperrine.

    Конфликт и разрешение конфликтов в Сахеле: повстанческое движение туарегов в Мали

    Урегулирование в Мали серьезного этнического конфликта с участием кочевников туарегов в 1990-х годах может дать полезные сведения о разрешении конфликтов в Африке в целом. В этом исследовании Института стратегических исследований описывается природа малийского решения и указываются причины его успеха на сегодняшний день. Основная причина успеха заключалась в том, что вместо использования военных репрессий малийское правительство проводило процесс примирения, который включал интеграцию повстанцев-туарегов в малийскую армию.

    27 июня 1990 года стало началом того, что малийцы называют «Вторым восстанием туарегов». К концу 1992 года общины туарегов в Мали были опустошены насилием и повсеместным постоянным страхом перед репрессиями. Тысячи туарегов покинули страну. Те, кто остались, относились с глубоким подозрением как к малийскому правительству (и особенно к его армии), так и к своим соседям, не являющимся туарегами. К 1994 году высшее гражданское и военное руководство в Мали было твердо привержено решению проблемы туарегов и принятию мер таким образом, чтобы положить конец циклу насилия и страха.

    Первым шагом было использование самой армии в попытках завоевать доверие туарегов. Во-вторых, что было труднее, было изменить способ, которым армия обычно решала проблемы безопасности на севере.

    • Комбатанты туарегов были интегрированы во временные вооруженные силы (а затем и в армию, полицию и гражданскую службу) в качестве меры укрепления доверия. Ранняя фаза интеграции была сложной, о чем свидетельствует мятеж в 1994 году. Однако со временем бывшие повстанцы-туареги адаптировались к условиям службы и были приняты своими товарищами-неуарегами.
    • Армия ввела регулярные консультации между старшими офицерами и лидерами туарегов. Эти встречи предоставили форумы для обсуждения жалоб, рассмотрения заявлений о преступной деятельности и рассмотрения обвинений в нарушениях прав человека.
    • Армия регулярно проводила серию семинаров и консультаций для солдат всех рангов, уделяя особое внимание профессиональной этике, уважению прав человека, законам ведения войны на суше и роли вооруженных сил в демократических обществах.
    • Правительство пыталось назначить прогрессивных, учитывающих культурные особенности офицеров на ключевые должности на севере. Новые лидеры Мали также проявили озабоченность по поводу чувствительности туарегов, включив туарегов в полицию и таможенные органы и приказав чиновникам на ее границах более внимательно относиться к туарегским торговцам и путешественникам.

    Хотя путь был нелегким, эти усилия привели к замечательному национальному примирению в Мали.Поучительно отметить, как малийское правительство пыталось справиться со вторым восстанием туарегов:

    .
    • Во-первых, он продолжил национальную приверженность политическим и экономическим реформам в ожидании, что это в конечном итоге ослабит многие источники недовольства в Мали. Часть этой реформы включала децентрализацию власти, которая дала местным общинам гораздо больше права голоса в их собственных делах.
    • В то же время кочевники на севере Мали почувствовали себя в большей безопасности за счет сокращения военного присутствия правительства на севере и включения большого числа бывших повстанцев в силы безопасности и гражданскую службу Мали.
    • Однако еще более важными были энергичные (и успешные) национальные усилия по использованию вооруженных сил в качестве ключевого инструмента ненасильственного разрешения конфликтов на севере.

    Чего хотят туареги? | Мнения

    Чего хотят туареги? Шутливый и в то же время честный способ ответить на этот вопрос - найти человека по имени «туарег» и спросить его. С таким же успехом вы можете найти «англичан» или «японцев» и спросить их, чего они хотят, пока вы занимаетесь этим.

    Нация или народ редко, если вообще когда-либо, думают как одно целое.В случае туарегов различия и дисгармония усугубляются их обширной средой обитания в пустыне и рассредоточенным кочевым образом жизни, которые обычно ставят верность крови и племени выше верности нации или идеологии и препятствуют коллективным мыслям или действиям.

    Можно утверждать, что само понятие народа, называемого «туареги», является изобретением исследователей и антропологов XIX века, которые приняли это надплеменное и чужеродное (то есть арабское) собирательное существительное, с которым можно объединить амазигов или берберов. говорящие кочевые племена южной Сахары.

    Можно утверждать, что само понятие народа, называемого «туареги», является изобретением исследователей и антропологов 19-го века, которые приняли это надплеменное и чужеродное (т.е. арабское) собирательное существительное, с помощью которого можно объединить амазигов или берберов. кочевые племена южной Сахары.,

    ,


    До "туарегов" существовали только разные кланы, слабо связанные по языку и культурным привычкам; Тайток, Кел Гела, Кел Аджер, Кел Гресс, Кел Фадей, Кел Ферван, Ифогас, Тагат Меллет, Ивеллемеден, Чаманамас, Кел Антессар, Дауссахак - список длинный.И все эти кланы в дальнейшем разделились на подкланы. Этот исторический фон и тот факт, что туареги делят свое жизненное пространство с другими этническими группами, такими как арабы, фулани и сонгои, каждый из которых имеет свою собственную многоуровневую клановую структуру, делает Сахару одним из самых сложных мест на земле для постороннего человека. понимать.

    Сегодня, с неизбежным ослаблением старых племенных образов мышления, туареги состоят из людей с остаточными племенными привязанностями, разным уровнем благосостояния и социальным положением, разным отношением к религии, жизни и миру за пределами их горизонта.

    Среди туарегов на севере Мали вы найдете самые разные мнения - от убежденных националистов до убежденных исламистов и искренних лоялистов - вплоть до Республики Мали. Светские кадры и пехотинцы Национального движения за освобождение Азавада (НДОА) по-прежнему цепляются за свою националистическую мечту о полной независимости от Мали, несмотря на резкую утрату военного превосходства и преимущества на местах. Лидеры исламистского ополчения «Ансар Дайн» верят, что Аллах и его непоколебимый закон восстановят их мир.Лоялисты, такие как лидер ополчения туарегов Алхаджи Аг Гаму, сохраняют веру в Республику Мали и ее обещание продвижения социальных групп туарегов, которые когда-то твердо находились в нижней части племенной кучи.

    Дисгармония и вражда между различными группами и отдельными людьми туарегов существовали всегда. После обретения независимости в 1960 году Мали, Алжир и Нигер эффективно кооптировали французскую стратегию разделения и правления, чтобы иметь дело со своим населением туарегов, отдавая предпочтение и продвигая «дружественных» племенных вождей, ограничивая власть враждебных.

    Когда бурлящая напряженность на северо-востоке Мали вылилась в открытое восстание в 1963 году, два сына аменокала или вождя благородного клана Ифогас, правившего на северо-востоке Мали, были на противоположных сторонах спора. Инталлах Аг Аттахер выступал за мир с малийцами и поиск жилья в пределах новой социалистической республики, в то время как его брат Зейд Аг Аттахер встал на сторону повстанцев и заплатил за это, проведя более десяти лет в одной из самых отдаленных тюрем на земле, недалеко от соляные копи Таоденни на крайнем севере Мали.

    Почему восстали туареги?

    Пожалуй, на данном этапе стоит кратко ответить на самый важный из вопросов: почему вообще восстали туареги северо-востока Мали? Нина Валлет Инталлоу, бывший малийский политик и член исполнительного совета MNLA, предлагает самый простой ответ; потому что новая нация была ошибкой. Она имеет в виду, что новые границы Мали отделили туарегов на северо-востоке Мали от арабов и берберов, которые доминировали над пустынными землями дальше на север, с которыми у них были глубокие экономические, культурные и исторические связи, и смешали их с оседлым черным народом. юга, с которым у них было гораздо меньше общего.

    Многие туареги не могли понять, почему народы бамбара, сонинке и малинке на юге должны навязывать им свой язык, культуру и социалистические идеи, тем более что эти «черные» на самом деле никогда не побеждали туарегов в битве, которая, хотя и была болезненной, могла по крайней мере, дали своим новым повелителям некую легитимность. И, да, расизм тоже был частью этой смеси. Некоторые северные туареги и арабские лидеры утверждали, что они происходят из знатных шерифских родов, восходящих к Пророку Мухаммеду, и поэтому считали идею подчинения менее «привилегированных» чернокожим южанам совершенно неприемлемой.

    Между тем новые правители Мали, расположенной в сотнях километров к югу, в столице Бамако, считали туарегов воинственными, расистскими, феодальными, высокомерными и ленивыми. Они не могли понять, почему эти непокорные кочевники отказались приветствовать новый малийский флаг и принять новые яркие социалистические идеи правительства, особенно их современные `` научные '' методы коллективного ведения сельского хозяйства или светскую школьную программу, которые, как надеялись новые лидеры, затянули туареги, вырывающиеся и кричащие из своего устаревшего, «средневекового» образа жизни, перешли в ХХ век.

    Короче говоря, это было ужасное несоответствие. Первое восстание 1963 года и его жестокое подавление параноидальной и неопытной малийской армией привели к тому, что отношения между центральным правительством и их кочевниками, живущими далеко на севере, положили начало худшему из возможных. Горечь, вызванная конфликтом, усугубилась ужасной засухой 1972–1973 годов, во время которой погибло до 80 процентов северных стад животных, а тысячи семей туарегов были вынуждены покинуть страну в поисках пищи и работы.Коррумпированное присвоение помощи правительственными чиновниками во время кризиса только усугубило положение.

    Примерно с 1985 года и до подписания Национального пакта в 1992 году, который ознаменовал официальный конец великого восстания 1990-1991 годов, повстанческое движение туарегов, возможно, было более сплоченным под руководством тогдашнего твердо светского и националистического Ияда Аг Гали. , чем когда-либо, до или после. Но после подписания пакта движение разделилось по племенным линиям на хаотичный алфавитный суп из разных ополченцев, некоторые из которых фактически сражались друг с другом в открытом бою.

    В течение 1990-х годов новое демократически избранное малийское правительство президента Амаду Тумани Туре, бывшего солдата, которого многие туареги обвиняли в совершении зверств против гражданского населения во время восстания, мало что сделало для выполнения обещаний, данных в пакте, и продолжило политику разделяй и властвуй на севере. Восстание снова вспыхнуло в 2006 году, а затем снова в январе 2012 года. Фактически, многие туареги утверждают, что север находится в одном постоянном состоянии восстания с периодами более или менее открытого вооруженного конфликта с 1963 года.

    Тем не менее, статус туарегов в Малийской республике, несомненно, изменился с годами, что бы ни говорили ультранационалистические туареги. Когда в 1992 году Мали сверг военную диктатуру Муссы Траоре и установила многопартийную демократию, период больших надежд и социального динамизма в стране, полная изоляция туарегов была нарушена. Лидерам туарегов было предоставлено представительство в национальной политике, и впервые, в 2002 году, туарег был назначен премьер-министром.Несмотря на то, что многие из средств, выделенных на развитие севера, были присвоены либо коррумпированными местными лидерами, либо чиновниками центрального правительства, часть денег все же была доставлена, и были построены школы, колодцы и клиники, хотя в глазах тех, кого было слишком мало. которые продолжали требовать независимости.

    Кланы туарегов, которые в колониальные времена подчинялись знати-воинам, такие как Имгхад («вассалы») или Белла («рабы»), выступали за ослабление старых социальных иерархий в новом Мали.Это дало им возможность подняться по социальной лестнице и достичь как богатства, так и статуса, перекраивая социальные границы, которые часто вызывали гнев старых авторитетов клана.

    Более того, многие молодые туареги, родившиеся после долгих лет засухи и лишений 1970-х и 1980-х годов, меньше думали о невозможности будущего в Мали. Де-факто они всю жизнь были малийцами. Многие побывали на юге и выучили хотя бы несколько слов бамбара. Они слушали южную музыку и смотрели телепрограммы, снятые в Бамако.Хотя они все еще чувствовали себя разделенными во многих отношениях, это чувство отчуждения было слабее, чем во времена их родителей.

    Но горечь и разочарование остались. Большинство лидеров повстанцев туарегов на севере Мали - «сыновья 63 года», другими словами, люди, чьи родители пострадали от большой несправедливости во время восстания 1963 года. Гали Аг Бабакар, отец исламистского лидера Ияда Аг Гали, был убит в восстание, как и отец Мохаммеда Аг Наджма, военачальника НДОА.Их рана по-прежнему острая и глубокая, как и их недоверие к правительству Бамако.

    Исламизм: новый элемент

    Исламизм, однако, является совершенно новым элементом в этой истории. До середины 1990-х годов ни один лидер туарегов никогда не боролся с восстанием, чтобы силой навязать другим свою разновидность ислама. Примерно в 1995 году проповедники-прозелитисты из Таблиги Джамаат, мирной пакистанской мусульманской миссионерской организации, начали распространять свою дауа или «призывы» по всей Мали.Ияд Аг Гали, очарованный их посланием, пригласил их в Кидаль на северо-востоке.

    Он был разочарован капризностью племенной политики туарегов и, хотя он не принадлежит к подклану Ифога, среди которых выбирается глава клана, он надеялся укрепить свои перспективы стать первым ненаследственным лидером племени. Ифогас Туарег. Никто не сомневался в его выдающихся талантах как военного и политического лидера, но Аг Гали не имел легитимности как религиозный деятель.Он полагал, что ассоциация с «чуждыми» салафитскими доктринами Таблиги Джамаат и их логическим «современным» взглядом на ислам может дать ему эту легитимность и позволить ему оспорить авторитет Инталлаха Аг Аттахера, нынешнего стареющего лидера клан.

    Некоторые представители знати Ифога были соблазнены «пуристскими» салафитскими учениями проповедников Таблиги, но, в конце концов, только Ияд Аг Гали и очень близкое окружение его товарищей Ифога полностью погрузились в эту новую религиозную философию.Некоторые, в том числе Ияд, зашли так далеко, что продолжили свое обучение в центре Таблиги недалеко от города Лахор в Пакистане и в мечетях в Бамако и Париже. Он также стал очень строгим и пуританским в своих взглядах и личных привычках.

    После того, как исламистские террористические группы из Алжира начали действовать на севере Мали примерно с 2001 года, они вскоре объединились с Иядом и небольшой, но растущей группой туарегских салафитов. Более того, алжирская террористическая группировка GSPC, предшественник Аль-Каиды в исламском Магрибе (AQIM), начала зарабатывать большие суммы на похищениях людей, контрабанде и отмывании денег, а экономика северо-востока Мали, как бы она ни была, перестроилась. вокруг новой оси, в которой особое место занимала контрабанда наркотиков, сигарет, угнанных автомобилей и людей.Туризм умер быстрой смертью, и, скорее из отчаяния, чем из религиозного рвения, некоторые молодые туареги согласились работать с исламистами в качестве водителей, информаторов, пехотинцев и бегунов.

    Неизбежно, предсказанные опасности исламистского присутствия стали самореализующимися. Чтобы подорвать непрекращающееся восстание туарегов, правительства Мали и Алжира в лучшем случае терпели это присутствие, а в худшем - фактически поощряли его темными подпольными способами. Смешение дела самоопределения туарегов с делом исламской воинственности принесло им славу международного сообщества и включило их сепаратистскую проблему в гораздо более широкую и широко освещаемую глобальную войну с террором.

    Франция и США отреагировали на постепенное присутствие филиалов «Аль-Каиды» в южной Сахаре, увеличив военную помощь Мали и другим странам Сахеля - деньги, которые часто уходили в карманы коррумпированных политиков и генералов. Националистическое движение туарегов стало синонимом исламизма, «Аль-Каиды», Усамы бен Ладена и глобальной войны с террором. Эффект был очень аккуратным выхолащиванием мечты туарегов и глубоким запятнанием образа туарегов в глазах остального мира.

    С оружием, украденным у Муаммара Каддафи, человека, который всегда сдерживал амбиции туарегов, но при этом, казалось, поддерживал их дело, год назад началось последнее и наиболее далеко идущее восстание. Но с самого начала его сдерживала старая дьявольская разобщенность. Большое количество солдат туарегов, вернувшихся из Ливии, принадлежало к племени под названием Иднан, которое традиционно соревновалось с Ифога за господство на северо-востоке. Ияд Аг Гали потребовал возглавить новое восстание, но получил отказ.Он также пытался навязать движению свою салафитскую философию, но ему снова отказали. Избавившись от этого отказа, он сформировал собственное ополчение «Ансар Дайн», которому вскоре присягнули лучшие бойцы Ифога. Он «предоставил» свои силы НДОА, но когда малийская армия потерпела поражение в мае 2012 года, он и его сторонники из АКИМ захватили все восстание и превратили его в захват исламистов.

    Туареги надежды

    Пожалуй, глубоко поразмыслив, можно выделить несколько надежд и мечтаний, которые объединяют большинство туарегов.Я говорю «большинство», потому что полное согласие кажется практически невозможным. Внутренняя привязанность к своей земле, красоте, первозданной дикости, простоте и простору их пустынного дома кажется почти универсальной. То же самое и с глубокой ностальгией или беспокойством, которую испытывает большинство туарегов, когда они отсутствуют на ней по принуждению или по собственной воле. Одно только это чувство составляет эмоциональную силу 90 процентов всей музыки туарегов, в том числе всемирно известных гитарных групп туарегов, таких как Tinariwen, Tamikrest и Terakaft.

    Исламизм - относительно новый элемент в истории туарегов, пишет автор [Reuters]

    Большинство туарегов хотят видеть эту природную красоту, эту свободу широких открытых пространств, а вместе с ней и кочевое скотоводство, которое практиковалось здесь на протяжении тысячелетий. С другой стороны, есть некоторые, немногие, которые считают, что кочевничество вообще не имеет будущего и убеждают своих собратьев-туарегов принять оседлый образ жизни как единственный путь к современному и устойчивому будущему.

    С природой и кочевничеством связана уникальная берберская культура туарегов, особенно их язык, называемый тамашек, и их алфавит, старейший в мире, который постоянно используется, и называется тифинаг. Сохранение жизни Тамашека было главной мотивацией восстаний туарегов в прошлом, что стимулировало спрос на образование тамашека и на телеканалы, говорящие на тамашеке.

    Кроме того, существуют другие опоры культуры туарегов, которые больше всего ценят туарегов.Среди них музыка, поэзия, ювелирное дело, кожевенное дело, рассказывание историй, традиционное исцеление, разведение верблюдов и многое другое. Но, опять же, эта культурная гордость не единодушна.

    Некоторые салафитские туареги считают свою берберскую культуру отсталой и неуместной в современном мире, народный откат назад, поддерживаемый вмешательством западных антропологов. Они предпочли бы, чтобы их люди приняли арабский язык, язык Корана и мусульманского сообщества в целом. Этим они приветствовали бы большую арабизацию туарегов.Они считают некоторые другие аспекты культуры туарегов, особенно музыку и танцы, распущенными и нечестивыми и возражают против относительной свободы и социальной власти, которыми пользуются женщины-туареги. Они также поносят старые «отсталые» суфийские традиции ислама, которых придерживается большинство туарегов.

    Наконец, почти все туареги сетуют на недостаток социально-экономического развития на своей родине после окончания колониализма. Они хотели бы видеть больше школ, больше поликлиник, больше колодцев, более качественных дорог, более дешевого бензина, лучшего распределения еды, меньше преступности, больше мира и стабильности.Когда туарегский музыкант поет, что его пустыня умирает от жажды, он имеет в виду именно это. Без развития пустыня никуда не денется.

    Таковы мечты, которые разделяет большинство туарегов. Их разделяют противоречивые мнения о том, как осуществить эти мечты. Националисты считают, что нельзя больше доверять служению Мали интересам туарегов. Они утверждают, что туареги и другие северные этнические группы, особенно арабы, всегда будут маргинализированы и дискриминированы в пределах малийского государства.Только независимость может гарантировать будущее туарегов и их культуре. MNLA также изо всех сил пытается доказать, что это также относится к другим этническим группам на севере - туарегов, арабов, сонгоев, фулани, бозо и т. Д. Националисты также смотрят вовне и выступают за союзы с иностранными державами и международными организациями, такими как ООН и ЕС, если они продвигают дело.

    Исламисты считают, что границы служат только для разделения великого мусульманского сообщества или «уммы», что, в свою очередь, ведет к еще большим человеческим страданиям и злу.Для них простое и строгое следование слову Божьему и Его закону - это все, что нужно туарегу и великой малийской нации, чтобы искоренить пороки, привнесенные с Запада, и восстановить безопасное, чистое и процветающее положение дел. в Сахеле.

    Исламист, конечно, не доверяет Западу и, если нужна помощь, предпочитает учитывать местные ресурсы или обращаться за поддержкой к другим мусульманским государствам, особенно на Ближнем Востоке. Сам Ияд Аг Гали особенно непреклонен в том, что мусульмане должны помогать друг другу, а не бросаться на поводу у неверных.Вот почему он решил заключить договор с Аль-Каидой и принять их «грязные» деньги в своей борьбе за создание исламского халифата на севере Мали, хотя он не обязательно разделяет холодную ненависть АКИМ ко всему немусульманскому. или их склонность нападать на невинных людей.

    Надо сказать, что то, что мотивирует исламистских лидеров туарегов, таких как Ияд Аг Гали, и то, что побуждает молодых мужчин туарегов присоединиться к его делу, не обязательно одно и то же. Для последних основными привлекательными моментами являются обещание безопасности внутри большой, мощной и хорошо вооруженной группы в сочетании с перспективой получения хорошего оборудования и регулярной заработной платы.Некоторые даже утверждали, вероятно, слишком снисходительно, что Ияд Аг Гали создал Ансар Дайн для того, чтобы дать молодым туарегам возможность выразить то, что он считал своей естественной исламской идентичностью, избегая при этом компромисса присоединения к АКИМ, где доминируют арабские страны. Другими словами, «Ансар Дайн» предлагает возможность быть как настоящим исламистом, так и настоящим туарегом.

    Наконец, есть сторонники, которые предпочитают, чтобы малийские туареги оставались в Мали. Они считают, что государство с преобладанием туарегов на севере Мали невозможно.Туареги просто слишком разделены внутренне, слишком неопытны с точки зрения управления и государственного управления и слишком во власти корыстных клановых элит, чтобы сделать независимое государство жизнеспособным. Они, вероятно, признают, что Мали далека от совершенства, но лучше строить будущее в ее демократических и республиканских рамках, чем допускать возможность автократического правителя на севере, который неизбежно прибегнет к репрессиям и насилию, чтобы сохранить все разрозненные отношения. межплеменная и этническая напряженность в независимом Азаваде в страхе.Более того, говорят они, чем на самом деле будет жить независимый Азавад? Золото? Масло? Фосфаты? Домашний скот? Туризм? Экономическая жизнь Сахары просто слишком хрупка и слишком зависит от большего количества городских сообществ на юге и севере, чтобы существовать независимо. И, наконец, самое главное, Азавад невозможен просто потому, что Алжир никогда бы этого не допустил.

    Вряд ли все туареги однозначно хотят мужчине или женщине. Если не считать хороших дождей в июне.

    Эта статья была впервые опубликована в 2013 году в африканском выпуске журнала Al Jazeera Magazine

    Корни конфликта в Мали

    Историческое непонимание и взаимное недоверие между Бамако и его северной территорией на протяжении десятилетий играло важную роль в нестабильности в Мали.Игнорируя стремление Севера к экономическому развитию (особенно социальной и экономической инфраструктуре) или политическому представительству (например, отсутствие мест в правительстве), малийские власти подготовили почву для ожесточенной борьбы и сепаратистских действий. Народная поддержка некоторых повстанческих движений и вооруженных групп среди туарегов и арабов, а также власть лидеров повстанцев над некоторыми северными группами являются хорошими иллюстрациями неравенства, коллективно переживаемого северным населением.

    Последующие восстания в Мали, в свою очередь, усугубили давнее недоверие общества. Последствия восстаний и переговоров, которые привели к «мирным соглашениям», также усилили напряженность между северными общинами, поскольку некоторые группы использовали эти ситуации для продвижения своих собственных интересов.

    Этнические разногласия и беззаконие, вызванные уходом малийского государства, которые характеризовали последствия восстаний, предоставили террористическим группам возможность обосноваться на севере.Процветая за счет незаконного оборота и смешиваясь с местным населением, эти группы сумели постепенно завоевать влияние до кризиса 2012 года.

    В этой главе объясняются проблемы безопасности, порожденные напряженностью внутри малийского общества, и описывается, как центральное правительство пыталось их решить.

    Постоянное восстание: историческая преемственность гнева туарегов

    С 1960 по 2012 год произошло четыре восстания туарегов и пять различных (и пока неэффективных) мирных соглашений между севером и югом.

    Несмотря на эти мирные соглашения, программы разоружения и другую иностранную экономическую поддержку (из Алжира и Ливии, а также из западных стран), центральное государство Мали обвиняют в маргинализации северных регионов, и, как следствие, отношения между севером и югом остаются напряженными. . Подавляя повстанцев или покупая шаткий мир (например, кооптируя лидеров повстанцев), малийские власти, как правило, игнорировали реальные - политические и экономические - корни конфликта.Более того, дав некоторым лидерам повстанцев непропорционально большое влияние в переговорных процессах (например, Ияд аг Гали), Бамако изменил природу конфликта и усилил разногласия внутри северных группировок.

    Историческая напряженность между севером и югом всегда играла решающую роль в циклах восстания, хотя другие факторы также подпитывали недовольство и способствовали увековечиванию конфликта. Мирные соглашения и экономические стимулы, предоставляемые некоторым комбатантам с целью их разоружения, косвенно способствовали в депрессивных экономических условиях экономике повстанцев и появлению местных предпринимателей, прибегающих к насилию.Иностранное вмешательство и центральное положение северной части Мали в региональной гонке за лидерство в Сахели также повлияли на конфликт. Активно спонсируя повстанцев или потворствуя им посредством трансграничных перемещений или поставок, некоторые соседние страны (особенно Ливия и Алжир) сыграли большую роль в дестабилизации региона и сохранении между сторонами постоянной напряженности.

    В этом разделе рассказывается о восстаниях, произошедших на севере Мали с момента обретения независимости в 1960 году.В нем описываются местные и региональные меры реагирования, в том числе различные подписанные мирные договоры и пакты, а также их глобальные последствия для стабильности в Мали до сегодняшнего дня.

    1963–1991: постколониальные восстания и военные действия Бамако

    Произошедшее всего через три года после обретения независимости, первое восстание 1963 года продемонстрировало трудности решения постколониальных проблем и объединения всех малийских общин в рамках единого политического образования.Выбор, сделанный постколониальными властями Мали для подавления восстания, и их отказ устранить коренные причины кризиса (то есть политическое признание северных особенностей и особый статус региона) помогли поддерживать конфликт в течение многих лет. . Решение властей запретить туризм и ввести военное положение и военную администрацию в северных регионах иллюстрирует подход, принятый для решения северных проблем.

    Свержение президента Модибо Кейта в 1968 году и установление военного режима генерала Муссы Траоре помогли подавить общественное недовольство, по крайней мере, на пару лет и на поверхности.Однако сильные засухи в 1972–1973 и 1984–1985 годах вызвали новое недовольство, вынудив тысячи представителей северных племен покинуть регион и искать убежища в соседних странах, особенно в Нигере и, в некоторой степени, в Ливии. Если эти изгнанники не привели к прямой дестабилизации малийского режима, исход привел к разочарованию, недоверию и недовольству северного населения. Он также поощрял новые связи с другими группами, особенно в Нигере, где повстанческие движения туарегов также проявляли активность с момента обретения независимости.Ливийский режим «тепло» приветствовал этих беженцев, вызванных изменением климата, поскольку лидер Джамахирии Муаммар Каддафи видел в них способ утвердить свое политическое влияние в Сахаре. Интегрированные в Ливийский исламский легион (созданный в 1972 году), туареги прошли военную подготовку и снаряжение и принимали участие в войнах, которые ливийский режим возглавлял через посредников в других африканских странах, особенно в Чаде.

    Туареги и арабские ссыльные были главными участниками второго восстания 1990-1991 годов.Как и их предшественники, комбатанты боролись за лучшие условия жизни и признание северной политической идентичности, но также просили, чтобы туарегов было разрешено быть комбатантами в малийской национальной армии. Решив игнорировать политическую мотивацию повстанцев и предпочитая называть их «разбойниками с шоссе», генерал Мусса Траоре повторил ошибки Модибо Кейта и в очередной раз внес свой вклад в радикализацию движения. Злоупотребления, особенно со стороны малийских военных в районах Гао, Кидаль и Менака, усугубили недовольство севера.Из-за того, что он знает регион и подозревается в попустительстве повстанцев и ливийского режима, малийский режим выбрал Алжир в качестве посредника в кризисе. Однако мирные соглашения в Таманрассете, подписанные 6 января 1991 года, были поставлены под сомнение из-за свержения генерала Муссы Траоре 26 марта после народной революции демократических подпольных организаций и армии во главе с подполковником Амаду Тумани Туре.

    «Постдемократические» восстания и разногласия в общинах на севере

    Демократическая революция 26 марта 1991 года положила конец 30-летнему однопартийному режиму Союза за демократию и малый народ (UDPM).Несмотря на эти политические изменения, ситуация с безопасностью на севере не улучшилась, и внутри самих вооруженных группировок выросли разногласия, особенно между ифогасами (во главе с Иядом аг Гали) и племенами, не принадлежащими к ифогасам (туареги и арабы). С помощью Алжира, Мавритании и Франции новые политические власти Мали при координации вооруженных групп согласовали национальный пакт. Подписанный в Бамако 11 апреля 1992 года, Пакте намеревался пересмотреть национальные отношения между севером и югом в соответствии с несколькими основными принципами: значительный вывод войск из северных регионов, массовая интеграция повстанцев в малийскую армию, большую территориальную политическую автономию ( с созданием выборных местных ассамблей, обладающих суверенными полномочиями в области экономики и безопасности), а также амбициозной программы развития.Взамен туареги согласились отказаться от своих политических претензий относительно независимости Азавада.

    Несмотря на это символическое проявление готовности заняться проблемами, которые спровоцировали кризис и неравенство между севером и югом, новому малийскому режиму не удалось собрать все северные племена вокруг своего проекта. Новые волны напряженности возникли из-за глубоких разногласий среди туарегов, как исторических, так и политических, сомнительного руководства Ияд аг Гали и медленных темпов политических и экономических реформ.В 1996 году, после четырех лет непростого мира, вовлеченные стороны подписали мирное соглашение в Тимбукту и отметили Церемонию огня, якобы положив конец войне и положив начало новому началу.

    Но череда кризисов на севере, предполагаемое преференциальное обращение и опасения по поводу нового военного вмешательства питали постоянное недоверие юга к ирредентистскому северу Мали. Тем временем люди на севере продолжали страдать от неравенства в развитии и внутренних разногласий.Неспособность малийского правительства выполнить обещания, данные в 1992 году, усугубила национальные разногласия и раскол между северными и южными территориями.

    Президент Амаду Тумани Туре (АТТ), избранный в 2002 году, усугубил разрыв между севером и югом и значительно повысил угрозу безопасности на севере Мали. Его ошибки, несомненно, открыли путь к кризису 2012 года.

    Восстания туарегов при режиме ДТО: разобщенность, вмешательство и терроризм

    После 10 лет хрупкого мира и взаимных подозрений в мае 2006 г. вспыхнуло третье восстание.И снова во главе с Иядом аг Гали комбатанты воспользовались выводом малийских вооруженных сил на севере после последнего мирного соглашения, чтобы взять под свой контроль города Кидаль и Менака. В третий раз с 1992 года Алжир предложил возглавить посреднический процесс. Однако мирное соглашение, подписанное в июле 2006 года в Алжире, было сочтено слишком благоприятным для личной повестки дня Ияда аг Гали. Как следствие, несколько малийских политических партий (особенно Объединение за Мали, возглавляемое Ибрагимом Бубакаром Кейта) и лидеры туарегов, не принадлежащих к Ифога, отказались его поддержать.Туареги действительно считали общину Ийада Ифогас единственными бенефициарами соглашения, в то время как политические лидеры Бамако отвергли компромиссы, сделанные Амаду Тумани Туре в отношении восстания, полагая, что проблема должна решаться военными средствами. Для них, ведя переговоры с вооруженными группами, даже не пытаясь остановить мятеж, ATT игнорировала то, что они считали основными корнями проблем. Недоброжелатели обвинили его в том, что он заключил сделку, чтобы предотвратить любую задержку в проведении президентских выборов 2007 года (что поставило бы под угрозу перспективу его собственного переизбрания).Сомнения относительно возможного сговора между движением Ияд аг Гали и террористической организацией АКИМ усилили критику в связи со слабым управлением ATT вопросами безопасности. Растущие слухи о предполагаемом пособничестве на высоком уровне торговцам людьми и вооруженными группировками привели к тому, что ATT во второй раз стал главой малийского государства.

    Несмотря на растущее недовольство некоторых северных групп преимуществами, предоставляемыми сторонникам Ияд аг Гали, АТТ решило проигнорировать их и укрепить позиции аг Гали, подпитывая подразделения внутри общин туарегов, не принадлежащих к ифога.Бамако создал два северных ополчения для борьбы с новым Альянсом туарегов Северного Мали за перемены (ATNMC), вооруженной группой, возглавляемой Ибрагимом аг Баханга и выступающей против руководства Ияда аг Гали. Первую группу ополченцев возглавил Эль Хадж Гаму, туарег Имгхад, который питал резкую ненависть к общине Ифогас и поддерживал Бамако; другая группа состояла из арабов-тилемси, лидер которых, майор полковник Абдерахман ульд Мейду, позже вел переговоры с Бамако об освобождении Мохамеда ульд Айванатта, очень влиятельного арабского бизнесмена, участвовавшего в операции «Воздушный кокаин», в обмен на поддержку своего сообщество.Политика Бамако «разделяй и властвуй» привела к «трайбализации» северного конфликта и к быстрому устареванию Алжирского соглашения.

    После Алжира Ливия вызвалась вести переговоры с Аг Баханга. Новое мирное соглашение, пятое соглашение после падения военного режима Мали в 1991 году, было подписано в октябре 2009 года в Себхе (Ливия). Повстанцы-туареги вместе с представителями Мали и Нигерии согласились прекратить боевые действия, в то время как ливийский режим предложил Баханге убежище, чтобы обеспечить его уважение к пакту.

    Последствия восстаний туарегов: уход государства и вакуум безопасности

    Частичное выполнение положений различных мирных соглашений привело к уходу центрального государства из северных регионов. Обещанная соглашениями децентрализация, даже несмотря на то, что она была плохо реализована, привела к демилитаризации севера и создала то, что можно было бы назвать «вакуумом безопасности» вокруг городов Гао, Томбукту и Кидал.

    В сочетании с отсутствием экономического развития на севере и негодованием местного населения против государства вакуум безопасности на севере предоставил террористическим группам возможность обосноваться. GSPC, позже названная Аль-Каидой в исламском Магрибе (AQIM), была первой группой, которая проникла на север Мали в 2003 году. Из-за своих значительных финансовых ресурсов, собранных за счет похищения западных туристов и участия в торговле людьми, организация была в состоянии заполнить пустоту, оставленную государством на севере.Заручившись поддержкой местных криминальных сетей и доброй волей северного сообщества путем «распределения денег, раздачи лекарств, лечения больных и покупки SIM-карт», GSPC действовал как поставщик социального обеспечения в регионах, покинутых государством. Это позволило организации вести свою деятельность, не беспокоясь о государстве, и позволило привлечь молодых людей, привлеченных перспективой легких денег и разочарованных отсутствием других местных экономических перспектив. MUJAO, которая начала свою деятельность в Мали после разделения с AQIM в 2011 году, следовала той же схеме.

    В целом, решения, принятые после восстаний туарегов, открыли путь для террористических групп в том смысле, что они могли действовать как полусуверенная организация или «замещающее правительство» на севере в отсутствие сильного центрального государства. Отсутствие реакции, а иногда и соучастие некоторых политических лидеров Мали позволяли этим группам процветать и в значительной мере способствовали ухудшению ситуации в области безопасности на севере.

    Северная разобщенность как основная причина нестабильности?

    Помимо очевидного отсутствия политической воли с обеих сторон, провал Малийского национального пакта также связан с внутренними разногласиями внутри северных общин и постоянными попытками Бамако и международного сообщества решить северные проблемы в качестве гегемонистского блока.Северный Мали глубоко разделен на несколько сообществ, групп, кланов и политических лидеров, которые соответствуют различным политическим «мифам и мифам». Для достижения долгосрочной стабильности малийские власти должны были бы иметь дело с разными интересами, а иногда и с противоречивыми местными требованиями.

    Карта 4

    Этнические группы в Мали

    Источник: «Atlas Jeune Afrique 2010», в Bossard, L., op. соч., ОЭСР, Клуб Сахеля и Западной Африки, 2015, 191.

    Туареги, арабы, сонгай или фулани имеют разные политические взгляды, социальные требования или требования в отношении безопасности. У них разные культуры, языки или традиции; не все они признают Азавад своей общей землей, а необходимость независимости - самоцелью. Эти общины редко сражались за одну и ту же вооруженную группу, и их не спонсировал один и тот же ключевой игрок (Алжир и Ливия за арабов и туарегов, Бамако за сонгай и т. Д.).Если эти разногласия и разногласия являются самыми большими проблемами, которые малийское государство должно преодолеть на пути к миру, они также являются прямым результатом политики Бамако по отношению к этим общинам (то есть поддерживаемых правительством вооруженных формирований на севере и политики Бамако «разделяй и властвуй»). тактика в регионе).

    Текущие трудности на мирных переговорах в Алжире напрямую связаны с этими разногласиями в общинах. Платформа и Координационные группы, которые должны представлять интересы Севера в мирном процессе, не имеют общей повестки дня, в том числе по территориальным вопросам (автономия, федерализм, децентрализация - среди прочего).Эти разногласия чрезвычайно затрудняют согласование общих вопросов для обсуждения, и любое жизнеспособное решение кризиса по-прежнему остается недостижимым. Поэтому понимание динамики северных групп имеет решающее значение для достижения долгосрочного мирного соглашения и удовлетворения местных потребностей, которые в настоящее время игнорируются или удовлетворяются другими, включая террористические организации.

    Происхождение и политическая принадлежность северных общин

    Северный Мали имеет очень низкую плотность населения, всего 1 человек.3 миллиона жителей (из 14,5 миллионов в Мали в целом) и проживающие там общины (туареги, арабские, сонгай или фулани) глубоко разделены. Туареги и арабы составляют более 60 процентов септентриона, причем группы туарегов составляют значительное большинство. Эти внутренние разногласия всегда серьезно сказывались на единстве повстанческих движений и еще более затрудняли использование плана или заранее созданных рамок для прекращения кризисов, в том числе кризисов 2012 года.

    Хотя туареги численно преобладают в трех северных регионах (Тимбукту, Гао и Кидаль), глубокие внутренние разногласия, тем не менее, не позволили им стать бесспорными лидерами на севере.Создавая Национальное движение за освобождение Азавада (НДОА) в 2011 году, Ибрагим аг Баханга стремился объединить все общины туарегов в рамках единой организации, чтобы избежать прошлых ошибок и разногласий, которые подорвали их влияние. Ему это удавалось до тех пор, пока Ияд аг Гали в 2012 году не создал свою собственную организацию «Ансар Дайн» и активно набирал членов в Туарег Ифога. Хрупкое единство северных движений не выдержало этого.

    В следующем разделе анализируется динамика северных общин, особенно разделения внутри туарегов и арабских племен, которые ослабили прошлые восстания и теперь осложняют разрешение конфликта.Это также подчеркивает глубокие различия между этими общинами и другими северными группами, особенно фулани и сонгай, которые исторически ближе к малийскому государству и иногда использовались Бамако против повстанцев туарегов.

    Сообщества туарегов: разобщенность в условиях плюрализма

    Разобщенность, наряду с отсутствием подготовки и плохим военным снаряжением, были одними из основных слабостей прошлых восстаний «туарегов». Со времен колониального господства Судана споры между общинами, особенно среди туарегов, использовались для ослабления любого возможного единства и навязывания «экзогенных» политических порядков.Очень жесткая социальная структура сообщества туарегов - с благородными, вассальными, религиозными или бывшими крепостными кланами - в значительной степени способствует стратегии разделения.

    Каждый клан туарегов делится на многочисленные группы и подкланы, иногда с разными политическими программами. В городе Кидаль насчитывается не менее 60 подгрупп туарегов, которые в основном объединены в «благородные» ифога (четыре основные подгруппы), тагат элет (две основные подгруппы) и иднан (две подгруппы). Подчиненные «вассальные» (имгхад) или «бывшие крепостные» кланы (Белла, оседлый низший класс, члены которого регулярно используются в качестве неформальных рабов) также представлены в городе, даже если они не контролируют политическую или традиционную власть.После обретения независимости в 1960 году Ифога разделились на кланы, выступающие за и против бамако. Два брата Ифога, Инталлах и Зайд аг Аттахер не согласились с отношениями клана с Бамако. В конце концов, Инталлах решил поддержать новое центральное государство и был вознагражден за свою лояльность, получив признание в качестве нового Аменокала (традиционного вождя) общины ифога. Его родственники по-прежнему управляют общиной (новый Аменокал, Мохамед аг Инталлах, создал Высший совет единства Азавада, HCUA, группу, участвующую в текущих мирных переговорах вместе с MNLA в рамках того же Координационного органа).

    В других малийских городах, особенно в Гао и Менаке, ифога представлены гораздо меньше, в отличие от Иднана, Ивеллеммедана и Чаман-Амаса. Ивеллеммеданцы, представители знатной группы скотоводов туарегов, исторически играли огромную роль в регионе, особенно в колониальную эпоху, когда они возглавили восстания 1914-1916 годов против французской армии. Затем они представляли доминирующую группу туарегов в Мали, прежде чем их вытеснили ифога, которых поддерживала колониальная администрация, поскольку они были менее враждебны к иностранным войскам.После обретения независимости ивеллемманцы были электорально одобрены Бамако как средство противодействия Ифога. Нынешний лидер этой общины Баджан аг Хамату по-прежнему является заместителем Менаки.

    Наконец, в регионе Тимбукту, где много сонгай, группы туарегов в основном состоят из ивеллеммеданцев и кел инстаров. Последние считают себя потомками арабов и, как следствие, имеют тесные связи с другими арабскими группами, особенно с Берабишами.Благодаря своим историческим «правам» на богатейшие земли, Кел Инстар очень влиятельны в Тимбукту. Кел Инстар Закяту Валетт Халатин, бывший министр туризма в режиме ATT, полностью разрушила свой дом в Бамако после начала восстания туарегов в январе 2012 года. Это событие подтвердило глубокое недоверие между южными общинами (в основном бамбарами) и туарегами или Арабские члены.

    Восстание 1990-х годов еще больше разделило общину туарегов и высветило напряженность, которая все еще сильно влияет на северные общины.В то время как боевики из правящего клана Кидал Ифога подписали соглашение Таманрассет в 1991 году, низший класс Тамашека (Имгхад) и туареги из Тимбукту (Кел Инстар) или Менака (Чаман-Амас) отделились от Движения Ияд аг Гали за Азавад (MPA). ). Взаимные обвинения в привлечении внимания к переговорам или достижении компромисса с южанами ослабили движения туарегов и позволили малийскому правительству восстановить контроль над событиями. Эти разногласия также вновь проявились в 2006 году, особенно в связи с расколом между аг Баханга и Ияд аг Гали.Однако в первые месяцы восстания 2012 года MNLA удалось представить все кланы общества туарегов. Но создание Ansar Dine положило конец этому временному единству и привело к новым разделениям - среди туарегов (MNLA, Ansar Dine, Haut Conseil pour l'Unité de l'Azawad - HCUA, Front de Libération de l'Azawad - FPA, GATIA и т. Д.), Особенно арабов (MAA, MUJAO и т. Д.) И Сонгхай (Координация движений и патриотических фронтов сопротивления - CM-FPR).

    Арабы: восстание маргиналов

    Арабские общины, хотя и уступают по численности на севере Мали, гораздо менее разделены, чем туареги.Состоящие только из трех основных групп, арабы глубоко маргинализированы центральной властью Мали. До кризиса 2012 года ни одному арабу не удавалось быть избранным в Национальное собрание или Высший совет региональных властей (HCCT). Напротив, 12 представителей туарегов (из 147) и многочисленные территориальные советники туарегов, в том числе сам Ияд аг Гали, представляли интересы севера в Бамако. Чтобы компенсировать это явное политическое неравенство, в октябре 2007 года Амаду Тумани Туре назначил Моктара Эль Моктара, араба из Тилемси, министром связи.В 2013 году впервые в политической истории Мали араб Мохамед ульд Сиди Мохамед был избран заместителем Гундама.

    Арабы, проживающие в основном в регионах Гао и Томбукту, делятся на благородные кланы (Кунта), эмансипированные группы (араб Тилемси) и берабиче (большинство из них в Томбукту). Кунта время от времени поддерживают связь между Ифога из Кидаля и Берабиче из Тимбукту, но в целом утратили большую часть своего прошлого доминирующего влияния. Считается, что арабы тилемси очень влиятельны в региональной торговле людьми (особенно племя Ламхар) и имеют прочные связи с MUJAO.Их влияние в регионе Гао является одним из факторов, объясняющих контроль MUJAO над этим городом в 2012 году. В прошлом этот клан поддерживало правительство Мали, чтобы облегчить переговоры с AQIM (об освобождении заложников, выкуп посредников).

    Берабичи очень влиятельны в северной части Мали, живут в Тимбукту (около 35 различных фракций), а также в регионе от мавританской границы до северной части региона Кидаль. Обеспечивая безопасность конвоев через пустыню, они стали ключевым элементом криминальной экономики во всем регионе.С 2006 года и безуспешной попытки Кунтаса навязать свое лидерство всем арабским племенам (Coordination des communautés arabes du Mali - CCAM) отношения между Кунтас и Берабиче стали более отдаленными. Во время последнего кризиса Берабиче создал Национальный фронт освобождения Азавада (FPLA) и Арабское движение Азавада (MAA).

    арабских общин активно участвовали во всех восстаниях «туарегов» (например, путем предоставления войск), по крайней мере, до политической либерализации в Мали в 1991 году.Действительно, с момента подписания Пакта в 1991 году до последнего кризиса 2012 года арабские общины налаживали связи с малийским правительством, главным образом для защиты своих торговых интересов. В настоящее время генерал Мохамед Абдерхаман ульд Мейду, араб из племени тилемси и бывший лидер повстанцев / военный дезертир (в 1999 и 2004 годах), является, например, одним из основных малийских военных сотрудников, задействованных на севере (он вел переговоры с Бамако поддержка Tilemsis в обмен на освобождение Mohamed Ould Aiwanatt).

    Хотя позиции, политические пристрастия или региональные интересы каждой группы туарегов или арабов исторически различались, политическое использование северных подразделений колониальными и постколониальными субъектами (иногда с переворотом древних социальных организаций) также глубоко усложнило любое понимание северная динамика. Эти разногласия в общинах объясняют рост вооруженных групп (особенно среди туарегов) и в то же время помогают объяснить сложность реализации жизнеспособного решения кризиса.Они частично объясняют невыполнение ранее достигнутых договоренностей и являются важными факторами в текущей ситуации.

    Сонгхай и Фулани

    Разрыв между северным населением усугубляется негодованием фулани (14 процентов северного населения) и сонгая (7 процентов) против туарегов и арабов. Однако, в отличие от сообществ туарегов, эти группы гораздо менее разделены и более интегрированы с центральным государством. Эти две общины сыграли важную политическую роль в истории Мали и никогда не признавали, что недовольство туарегов затмевает их собственные потребности.Их позиции были хорошо поняты Бамако, который регулярно использовал отряды туарегов для ослабления повстанческих движений.

    Сонхай жили на севере Мали (особенно в регионе Гао) с 9 века ‍, а с 1325 по 1375 год город Сонгай в Гао был политически включен в состав Малийской империи. Однако в конце 15 века принц Сонни Сонни Али изгнал малийских мандинго из Гао и начал строить то, что впоследствии стало Империей Сонгай.После захвата Тимбукту у туарегов в 1468 году и торгового города Дженне в 1473 году империя Сонгай развивалась и процветала. Политически централизованная и контролируемая могущественной аристократией, империя приняла исламский поворот во время правления Аскии Мохаммеда (1493 г.), преемника Али, который совершил паломничество в Мекку и получил титул «халифа Судана». После нескольких завоевательных войн во имя ислама империя Сонгай достигла своего пика, прежде чем была завоевана марокканцами в конце 16 века.

    Знаменитая история сонгаев и их значительный вклад в процветание и престиж Мали помогают объяснить их приверженность территориальной целостности Мали и их хорошие политические отношения с центральным государством. Община Сонгай полностью вовлечена в политическую жизнь Бамако: Амаду Тумани Туре (бывший президент), Чогель Кокалла Майга (официальный представитель правительства), Сумейлу Бубей Майга (бывший министр), Сумайла Сиссе (бывший министр, бывший президент Комиссии стран Западной Африки). Валютный союз (нынешний глава политической парламентской оппозиции), все Сонгхай, занимали высокие должности в малийской политической сфере.

    История фулани в Мали началась с их поселения в Мачине (регион, соответствующий внутренней дельте Нигера) где-то между 7 и 9 веками. С 13 по 19 века народ фула жил под властью Империи Мали (до начала 15 века), Империи Сонгай (середина 15 века) и королей Сегу (до 1818 года). В конце правления сегу фулани во главе с Хамаду Бари (позже известный как Чейку Амаду) восстали против южных кланов Бамбара.Воспользовавшись массовым обращением в ислам, поразившим Мачину, Амаду удалось установить теократический режим и создать королевство Мачина, названное Дина (буквально «вера в ислам»). Мачина, организованная вокруг политического центра Хамдаллайе, также была разделена на пять регионов, каждый из которых управлялся губернаторами, отвечающими за соблюдение законов шариата и распространение ислама от верхушки до низов королевства. Мачина процветала, когда в 1862 году на нее напал и завоевал лидер джихадистов Эль-Хадж Омар Талль.Нападение на Мачину было результатом того, что королевство укрыло короля Бамбара Сегу, одну из главных целей джихада Омара Талля. Господство тукулёров (1862-1890), а затем и французов (до 1960) не прервало исторического влияния фулани, поскольку эти два образования поддерживали политическую организацию Дины.

    Даже в последнее время политические лидеры фулани играли очень важную роль в Мали; например, Адаме Ба Конаре (один из самых известных малийских историков и жена бывшего президента Альфы Умара Конаре), Умар Татам Ли (первый премьер-министр IBK) и Али Нухум Диалло (бывший президент Национального собрания) - все они являются фулани. .Их присутствие в малийских политических или интеллектуальных сферах иллюстрирует тот факт, что некоторые северные общины включены в центральные государственные структуры, даже если они численно недопредставлены.

    Северные ополчения Бамако: прокси-стратегия борьбы с повстанцами

    Из-за своей прошлой истории и важной роли в малийской политике и распространении ислама, сонгай и фулани стали очень критически относиться к продолжающимся восстаниям туарегов. Туареги не только пытались утвердиться в качестве «голоса севера», озвучивая недовольство каждой общины в северных регионах, они также проводили регулярные нападения на оседлое и полукочевое население сонгаев и фулани.

    В 1990-х годах, во время второго восстания туарегов, было создано ополчение самообороны Сонгхай, Ганда Кой («хозяева земли») для защиты оседлого населения от бандитов и светлокожих кочевников (в основном туарегов и арабов, обычно называемые «белыми»). Во время своего создания это ополчение пользовалось прямой поддержкой фулани, бозо («люди с реки») и белла (низший класс туарегов), а также косвенной поддержкой малийской армии.Сумейлу Бубей Майга, сонгай (бывший глава малийской разведки, бывший министр иностранных дел и первый министр обороны после президентских выборов IBK), как утверждается, является главным подстрекателем этой инициативы линчевателей. Предполагаемая поддержка малийским государством ополченцев (например, раздача наличных денег и оружия) позволила бы государственным службам незаметно вмешиваться в конфликт без формального вмешательства в армию и нести потери среди южных военнослужащих.В то же время это также помогло вызвать в стране призрак межплеменной войны.

    Ганда Кой совершили жестокие нападения на туарегов и арабское население, придав малийскому кризису 1990-х годов этническую и расовую составляющую. Самая «известная» операция в Ганда-Кой заключалась в убийстве 53 мавританцев и туарегов-марабутов из клана Кел-Эссук недалеко от Гао в 1994 году. Было замечено, что ополчение было распущено в 1996 году во время «Церемонии пламени де ла Пэ» в Тимбукту. Однако движение только вошло в «фазу бездействия» и так и не было официально ликвидировано.С тех пор она даже несколько раз возобновлялась, особенно когда вновь возникает напряженность внутри соперничающих сообществ. После создания MNLA в 2011 году движение возродилось и призвало вооруженные силы Сонгая и Фулани присоединиться к ним, чтобы противостоять боевикам туарегов, возвращающимся из Ливии.

    Параллельно с Ганда Кой было создано другое ополчение самообороны: Ганда Исо. Эта группа была создана в 2009 году Сейду Сиссе, одной из главных фигур Ганды Кой. Сиссе возглавлял политическую ветвь, а фулани, сержант Амаду Диалло, был назначен главой военной ветви.Однако ответственность Диалло в массовом убийстве в Хурале в 2008 году спровоцировала напряженность в верхушке движения, поскольку он совершил публичное убийство четырех мирных жителей туарегов в деревне в рыночный день. Это злодеяние вызвало ответные меры со стороны туарегов и привело к расколу между военными и политическим руководством Ганда Исо. С этого момента напряженность между туарегами и Ганда Исо усилилась, что привело к многочисленным битвам.

    Во время кризиса 2012 года Ганда Кой и Ганда Исо решили сотрудничать с малийской армией против туарегов, особенно в регионе Гао.Два ополчения объединились во время конфликта и создали CM-FPR, чтобы продвигать свои интересы во время мирных переговоров с Алжиром. С июня 2014 года CM-FPR является частью «Платформы» (наряду с одним ответвлением Арабского движения Азавад - МАА и Координационным центром для народа Азавад - КПА). Эти группы выступают против «координации», объединяющей боевиков туарегов и арабов из НДОА, ВСЮА, группы под руководством Мохамеда аг Инталаха и в основном состоящей из бывших членов «Ансар Дайн» и ДАА.

    С начала мирных переговоров в Алжире в апреле 2014 года Бамако решил поддержать ГАТИА, ополчение туарегов, поддерживаемое малийской армией (и контролируемое генералом Аг Гаму), в целях борьбы с НДОА. Помимо использования групп Сонгхай и Фулани, Бамако еще больше разделил северный «фронт», активно задействовав боевиков туарегов против повстанцев. Приняв решение сделать это, малийское правительство неявно согласилось на фактическую «трайбализацию» конфликта, что имело серьезные последствия для ситуации в области безопасности на севере и для текущих переговоров по урегулированию конфликта.

    Заключение

    История национального и межобщинного насилия в Мали сопровождает постколониальный процесс государственного строительства. С 1963 года восстания и другие кризисы безопасности поставили под вопрос единство Мали и легитимность «политики Бамако» в управлении национальной территорией. Разнообразие малийского населения использовалось в качестве инструмента разделения и правления сначала французскими колонистами, а затем постколониальными политиками, чтобы утвердить свою власть на севере, но также и благородным классом туарегов, чтобы навязать свою власть. руководство всем сообществом.

    Все прошлые мирные соглашения потерпели неудачу, отчасти из-за этой разобщенности и трудности, в данном контексте, удовлетворения интересов всех сообществ (что, в свою очередь, гарантировало бы постконфликтную стабильность). Поскольку местные интересы различались, а иногда и несовместимы, прошлые соглашения не смогли обеспечить прочный мир между севером и югом и внутри северных общин. После обретения независимости напряженность и регулярные эпизоды насилия усугубили национальный антагонизм и подпитали недовольство юга «вооруженными бандитами севера».Рост незаконного оборота и преступной деятельности на севере также способствовал исторически «жесткой» позиции Бамако. Чрезмерная милитаризация проблем на севере, неспособность решить экономические аспекты кризиса и дискреционные льготы, предоставляемые небольшому числу аффилированных или дружественных кланов, обострили напряженность. Прошлые «решения» еще больше усложнили политические дискуссии и отложили любые жизнеспособные и важные дискуссии о национальном равновесии в Мали, особенно на экономическом и политическом уровнях.

    Чрезвычайная раздробленность интересов сообщества, особенно на севере, должна побудить к размышлениям о (i) минимальной модели инклюзивности (какие группы и лидеры являются наиболее репрезентативными в каждом сообществе, чтобы усилить присутствие государства по всей стране) и (ii) общий знаменатель для всех групп с точки зрения жалоб и требований.

    Экономические и политические восстания, националистические позиции и частичное региональное посредничество сделали недовольство частью структуры отношений между севером и югом и в конечном итоге привели к снижению интереса к вполне законным корням кризиса.В то время как повстанческие предприниматели (такие как, например, Ияд аг Гали) и некоторые южные политики несут общую ответственность за конфликт, другие участники действовали как «пассивные сопутствующие факторы» напряженности между севером и югом.

    Региональное вмешательство и гонка за региональное лидерство между Алжиром и Ливией сыграли свою роль в обострении разногласий между малийскими общинами. Более того, с усилением угроз безопасности в Сахеле (торговля людьми, захват заложников, террористические нападения) некоторые западные страны решили заняться этими проблемами напрямую и превратить Мали в оплот международной «войны (войн) с террором».Эта тенденция будет рассмотрена в следующей главе.

    Маргинализация и восстание среди туарегов в Мали и Нигере на JSTOR

    Abstract

    В статье рассматриваются истоки, причины и формы продолжающегося восстания туарегов в Мали и Нигере, которое с 1990 года переросло в новую серьезную проблему в двух наименее развитых странах Сахелианской зоны.Четыре кризиса кажутся решающими факторами маргинализации и лишений туарегов: 1. Нарушение их пастырского образа жизни и потеря доступа к источникам средств к существованию из-за государственного вмешательства и проектов развития. 2. Отрицание существования этнической общности туарегов в целом чернокожими африканскими политическими лидерами. 3. Увеличивающаяся миграция беженцев из Мали и Нигера в соседние страны. 4. Исключение туарегов из политического участия в постколониальном государстве.Различия между конфликтом в Мали и Нигере обсуждаются в рамках политико-географического фона конкретной страны. Очевидно, что мир возможен только в том случае, если будет гарантировано существенное участие туарегов в политических, административных и судебных учреждениях. В области политики развития необходимо кардинальное изменение подходов к развитию, в основном ориентированных на фермеров, на концепции, учитывающие потребности пастбищ и права кочевого землепользования.

    Информация журнала

    GeoJournal - международный журнал, посвященный всем отраслям пространственно интегрированных социальных и гуманитарных наук.Этот многолетний журнал стремится публиковать передовые, инновационные, оригинальные и своевременные исследования со всего мира и по всему спектру социальных и гуманитарных наук, которые имеют явный географический / пространственный компонент, в частности, в шести основных областях GeoJournal: - Экономика и география развития - Социально-политическая география - Культурно-историческая география - Здоровье и медицинская география - Экологическая география и устойчивое развитие - Юридическая / этическая география и политика

    Информация об издателе

    Springer - одна из ведущих международных научных издательских компаний, издающая более 1200 журналов и более 3000 новых книг ежегодно, охватывающих широкий круг предметов, включая биомедицину и науки о жизни, клиническую медицину, физика, инженерия, математика, компьютерные науки и экономика.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *