Новокубанск

×

Ошибка

Cannot retrive forecast data in module "mod_sp_weather".

В конференц-зале «Кубанских новостей» состоялась встреча журналистов с главным синоптиком Кубани Андреем Бондарем –
руководителем Краснодарского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. Он рассказал, какой должна быть настоящая весна и когда начнется лето.

 В ОТЛИЧИЕ ОТ РОСГИДРОМЕТА

— В этом году на Кубани была аномально холодная весна. Что случилось с погодой?

— Ничего особенного. Да, по нашим ощущениям, весна была холоднее, чем в предыдущие годы. Апрель, например, был на 2—3 градуса ниже климатической нормы. Однако мы забыли, что это время года именно таким и должно быть.

— Недаром же говорят, что на Кубани не бывает весны: после зимы сразу наступает лето?

— В том-то и дело. Мы находимся в зоне резкой смены климата, и настоящую весну можно почувствовать редко. Но нынешний год нарушил это «правило», и мы наконец увидели ее такой, какой она должна быть: с дождями, ночными заморозками и при этом с комфортной дневной температурой, когда на улице не возникает желания снять куртку и спрятаться в тень.

— Есть такая народная мудрость: если весна была холодной, то лето предстоит жаркое. Как вы считаете, стоит ли нам готовиться к жаркому лету?

— Я бы не стал так утверждать. Скорее, наоборот, мой опыт подсказывает, что если последние два-три месяца были ниже климатической нормы, то и лето надо ждать прохладнее, чем обычно. Дождливое точно. Это лично мое мнение.

— А какое мнение у Росгидромета?

— Отличное от моего (улыбается). Хотя по первой половине лета у нас мнения сходятся. Июнь прогнозируется на уровне среднемноголетних температур — прохладный и дождливый. Но уже в августе будет по-настоящему жарко и осадков ожидается немного. Кстати, а вы знаете, когда наступает лето?

— В июне?

— Не совсем. По климатическим нормам, оно наступит тогда, когда среднесуточная температура будет держаться на отметке выше 15 градусов не менее 5 дней подряд.

— Вы согласны с песней «У природы нет плохой погоды»?

— Конечно. Любая погода нравится или не нравится разным людям. Взять то же лето: для курортников хорошо, когда сухо и жарко, — можно купаться в море, загорать, а аграрии ждут дождей, чтобы урожай был полновесным.

БЕЛЫЕ ПЯТНА
НА ЧЕРНОМ МОРЕ

— Сложно ли составлять прогноз погоды в Краснодарском крае? Все-таки и горы, и моря, и степные зоны есть.

— Наш край очень сложный с точки зрения прогнозирования погоды. Например, по всем признакам должны быть осадки, а их «задерживают» горы. Или, наоборот, прогнозируем хорошую погоду (приборы показывают стабильные данные по давлению и влажности) — и вдруг ни с того ни с сего во второй половине дня над горами начинает формироваться мощная кучево-дождевая облачность и идет дождь. Все это происходит в первую очередь благодаря уникальному географическому положению: с одной стороны — Черное и Азовское моря, с другой — Кавказские горы, с третьей — равнина. У нас есть практически все климатические зоны: от субтропиков до ярко выраженных степных (северо-восток края). И все эти факторы дают много «интересного» в плане погоды: зимой могут быть сильные морозы, летом — тропические ливни.

Трудностей при прогнозировании добавляет и то, что Черное море не освещено с метеорологической точки зрения. Просто «белое пятно»: в его акватории не проводятся никакие исследования. Метеостанций нет, и что творится на западе, мы толком не знаем. А ведь погода к нам «приходит» в основном именно с этого направления.

— Так почему же не ведутся наблюдения в Черном море?

— В Советском Союзе на каждом судне штурман был обязан вести метеодневник. Он передавал эти сведения в центр сбора данных, и мы их непременно учитывали. Сейчас все суда частные, и никто метеонаблюдения не ведет. Их владельцы говорят: хотите метеонаблюдения — платите. А где мы возьмем столько денег?

— А на суше хватает метео-станций? Олимпиада в Сочи помогла кубанским синоптикам в плане обновления оборудования, усовершенствования системы наблюдения за погодой?

— Помогла. Но большей частью непосредственно Сочи. Там есть свой специализированный метеорологический центр Черного и Азовского морей, который занимается прогнозированием погоды в своем мини-регионе. Им после Олимпиады осталось неплохое наследство — новейшие метеостанции. Правда, работают в данный момент лишь 8 из 50 построенных инвесторами. Остальные по разным причинам остановились, что-то демонтировали, что-то сломалось, но чинить их владельцы не торопятся. Прибыли-то метеостанции не приносят. Вот и стоят, ждут, когда они вновь понадобятся государству или начнут приносить прибыль.

— Сколько всего в крае работает метеостанций?

— Немного, 13. В то время как в Финляндии, например, с учетом разницы в площади территорий, таких установок на порядок больше — около 1,5 тысячи станций.

— Почему же у нас так мало?

— Это вопрос денег. Автоматическая станция стоит около 1,5 миллиона рублей плюс ее годовое обслуживание — еще 330—500 тысяч рублей. Полноценная метео-станция, на которой работают не только автоматы, но и люди, обойдется еще дороже. Только содержание — примерно 1,5 миллиона рублей.

— То есть полностью автоматизировать ваш труд получится не скоро?

— Скорее всего.

— Сложно работать в таких условиях?

— Непросто — это факт. Зато как интересно! Всегда в тонусе находишься. Так как в любой момент может что-то произойти, чего прежде не бывало.

ЗА «ПЛОХОЙ» ПРОГНОЗ –
ОТВЕТИМ

— Вы говорили, что в нашем крае происходит много ранее нехарактерных природных явлений. Есть ощущение, что по сравнению с концом XX века и даже началом 2000-х – слишком много? То проливные дожди, то морозы до минус 35 градусов, то ураганные ветра крушат все…

— Да, вы правы. Такая тенденция есть. Более того, по наблюдениям гидрометеослужбы, практически все опасные явления, которые бывают в природе, в то или иное время происходили у нас в крае. Если точнее, то порядка 20 процентов всех опасных явлений, которые были в России, выпали на долю Краснодарского края. А теперь представьте себе всю территорию России и на ней Кубань. Понимаете, о чем я говорю?

— Удается вовремя предупреждать людей о приближающемся катаклизме?

— Мы работаем на совесть и прилагаем все усилия, чтобы стихия не застала людей врасплох. Для этого передаем соответствующие предупреждения в местные органы власти, ГУ МЧС по Краснодарскому краю.

— То есть на вас лежит серьезная ответственность: от ваших прогнозов зависит не только то, во что люди будут одеваться, отправляясь на работу, но и их жизнь и здоровье?

— Да. Работа метеорологов очень ответственная. Ведь мы не только узнаем и сообщаем населению, какая ждет погода в ближайшие сутки, но и составляем детальные прогнозы для разных предприятий. Например, строительные организации внимательно следят за ветром — его направлением и силой. От этого зависит, будут ли работать высотные краны. Порты, конечно, внимательны к прогнозам. Транспортники особенно интересуются осадками и температурой воздуха летом. Ведь на Кубани действует правило — при температуре воздуха выше 30 градусов большегрузные машины на дорогах не ездят. И мы несем личную ответственность за сделанный прогноз погоды. Вплоть до уголовной.

— Ого! И были уже подобные прецеденты?

— В Краснодарском крае, к счастью, не было. А вот в Южном федеральном округе случалось. Поэтому, передавая сводки погоды, мы всегда записываем в специальный журнал, кто составил прогноз, а также, кто и во сколько его принял. Если, не дай Бог, что случится, мы всегда можем установить — по нашей вине (недосмотрели, не передали) или нет.

— Ну а выговоры приходится делать за неточные прогнозы своим сотрудникам?

— Мне очень повезло с командой. Все синоптики в нашем метеоцентре — специалисты высочайшего класса. И ошибок у них практически не бывает.

Я — ШАМАН

— Вы знаете, что некоторые журналисты называют вас шаманами?

— Это нормально (смеется). И совершенно не обидно. Потому что шаман тоже в своем роде профессионал, хороший знаток именно народных примет и природных явлений.

— Кстати, о приметах. Вы верите в них?

— Нет. Я доверяю нашей службе, составленные ею суточные прогнозы оправдываются на 99,4 процента. А народные приметы могут и не сработать. Особенно если они не местные, а привезены этнографами или журналистами из других регионов. Верить можно лишь тем приметам, которые люди вывели в данном месте, но и тогда они сбываются лишь в 80 процентах случаев.

— А интернет-сайтам, предсказывающим погоду, можно верить?

— Почему бы и нет? Но надо понимать, что для них прогнозы составляют в большинстве не люди, а машины. А автоматика работает по заданным алгоритмам и местные особенности природы не учитывает. Я уже ранее говорил, что Краснодарский край очень сложен в плане прогнозирования погоды. Поэтому в интернет-сводках ошибки очень вероятны. Особенно если смотреть погоду на две недели или на месяц.

— Но ведь и вы можете ошибаться, составляя прогноз, скажем, на ближайшие три дня или предстоящую декаду месяца.

— Да, такая вероятность существует. Но, чтобы снизить риск ошибки, мы используем хитрые слова «маловероятно», «возможно», «временами» и прочие.

— И как же тогда быть, если дожди маловероятны, — брать зонт или нет?

— Лучше взять небольшой складной. Вдруг все-таки закапает с неба.

Андрей БОНДАРЬ, 43 года. Специальность – океанолог.

В профессию «привел» кумир миллионов французский океанолог Жак Ив Кусто. Изучает погоду и делает прогнозы 20 лет. Женат, имеет дочь. Любимое хобби – рыбалка.